Акция 3+2
Логин

Пароль
   Вход  и      Регистрация

Rambler's Top100
Все сообщения пользователя Игорь Соколовский
по
... 61  Далее
Юрист Профессионал Рейтинг: 623,80
Игорь К,

Нет, это очень маловероятно. Другое дело, если долг перешел к родственникам по наследству или они поручились за погашение долга. В этих случаях родственники становятся такими же должниками, как и первоначальный (основной) должник.
 
Цитата
Татьяна:
что происходит с недвижимостью в случае смерти кредитополучате­ля?

Наследуется наследниками наследодателя ... Интересное получилось предложение из одного, однокоренного слова ... Наследование осуществляется по завещанию (если таковое при жизни было составлено наследодателем - умершим) или в сил закону. Если вам уже принадлежит определенная доля в праве собственности на квартиру, то наследоваться будет доля супруга.

Цитата
Татьяна:
Наследую ли я не только обязательства по выплате кредита как поручитель,

Если вы будете наследником, то унаследуете и долг по кредитному договору. Учитывая, что одновременно вы являетесь поручителем по этому долгу, то поручительство должно считаться прекращенным. Т.е. погашать долг вы будете как кредитополучатель, а не поручитель (что, собственно, по сути, одно и то же).

Цитата
Татьяна:
но и права на недвижимость?

Да, как указано в самом начале. Если наследование по завещанию, то зависит от его содержания. Мало ли, вдруг супруг завещает квартиру (или свою долю в праве собственности на нее) иному лицу, а не вам?
Цитата
Татьяна:
Происходит ли перерасчет кредита, на кого он оформляется?

Не совсем понятно, что имеется в виду - снижение суммы процентов за пользование кредитом или др.?
 
21. По п.131 ст.1 Проекта (дополнение ГК РБ статьей 420-1).
Предложение.
Пункт 3 ст.420-1 ГК РБ (в проектируемой редакции) дополнить предложением следующего содержания:
«Не является таким подтверждением принятие стороной, имеющей право на отказ, предложенного ей исполнения обязанности, срок исполнения которой наступил.».
Обоснование.
В целях пресечения весьма широкого толкования действия кредитора в качестве подтверждения действия сделки и лишения его, таким образом, права на отказ от исполнения договора.
Например: арендатор неоднократно допускал просрочку во внесении арендной платы, в связи с чем, по условиям договора аренды у арендодателя появилось право на отказ от исполнения договора. Арендодатель желает воспользоваться этим правом. В это же время арендатор вносит арендную плату арендодателю. Принимая такую плату арендодатель рискует оказаться лишенным указанного права. Вместе с тем, нет убедительных доводов в том, чтобы лишить арендодателя такого права.
В противном случае следует признать, что арендодателю необходимо отказаться от получения платы с той лишь целью, чтобы реализовать свое право на отказ от исполнения договора и последующим (!) заявлением требования о внесении арендатором этой платы. Полагаем, подобный подход является непрактичным и не соответствующим реалиям гражданского оборота.
Акцент, вероятно, должен быть сделан на том, что право на отказ не подлежит реализации кредитором в том случае, когда должник осуществляет исполнение обязательства еще не просроченного или нового, а кредитор, вместо того, чтобы отказаться от исполнения договора вступает в очередные обязательства с должником. В этом случае действия кредитора действительно носят отпечаток двусмысленности – с одной стороны, он вступает в новые обязательства с должником, а с другой – желает инициировать отказ от исполнения договора.

22. По п.165 ст.1 Проекта (изменение в ст.772 ГК РБ, дополнение ГК РБ статьями 772-1 - 772-9).
22.1. Предложение.
В ч.1 п.1 ст.772 ГК РБ слова «вступить в денежное обязательство между кредитором и должником» заменить словами «приобрести денежное право (требование) (далее – требование) в обязательстве между кредитором и должником».
Обоснование.
Действующая редакция создает иллюзию того, что в обязательстве между кредитором и должником вступает в качестве то ли третьего лица, то ли третьей стороны фактор. Однако, обязательство всегда имеет только две стороны – кредитора и должника. Любые иные взаимоотношения этих сторон с третьими лицами образует новые (иные) обязательства, но никак не включение третьих лиц в уже действующие обязательства, с увеличением числа сторон. Косвенно, такой неверный подход находит свой отголосок в ч.2 ст.772-2 ГК РБ, где говорится, что исполнение обязанности фактору освобождает должника перед кредитором (фактор уже является новым кредитором должника, с выбытием из обязательства первоначального кредитора, поэтому никакого освобождения должника перед таким кредитором не происходит).
22.2. Предложение.
Часть 1 ст.772-1 ГК РБ изложить в следующей редакции:
«Предметом уступки по договору факторинга может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил или срок платежа по которому наступит в будущем (существующее денежное требование), так и денежное требование, которое возникнет в будущем (будущее денежное требование).
Соответственно, в ч.2 ст.772-1 ГК РБ слова «, в том числе и тех, которые могут возникнуть в будущем» необходимо исключить.
В ч.3 ст.772-1 ГК РБ слова «В случае уступки будущего денежного требования» заменить словами «В случае уступки будущего денежного требования оно переходит к фактору с момента, определяемого в договоре факторинга (а если этот момент не определен – с момента его возникновения), при этом».
Дополнить ч.4 ст.7721 ГК РБ словами «, если иное не предусмотрено в договоре факторинга».
Обоснование.
Денежное требование, срок платежа по которому наступит в будущем, является действующим, т.е. существующим, просто срок исполнения корреспондирующей такому требованию обязанности еще не наступил. Этим действующие требования отличаются от требований, которые еще в принципе не возникли, т.е. в точном смысле будущих требований.
Например: продавец по договору поставки поставил покупателю товар, при этом стороны установили, что срок его оплаты составляет определенный период времени, который еще не истек. В данном случае требование продавца к покупателю об уплате покупной цены товара возникло, т.е. является существующим. Если покупатель так и не уплатит покупную цену за товар, то у него возникнет просрочка. Если продавец по договору поставки еще не поставил товар покупателю, то обязательство по его оплате еще не возникло, т.о. и требование продавца к покупателю по оплате является будущим.
61.4. Предложение.
В ч.2 ст.772-2 ГК РБ слова «и освобождает должника от исполнения соответствующего обязательства перед кредитором» исключить.
Часть 4 ст.772-2 ГК РБ изложить в следующей редакции:
«Сделки кредитора и (или) должника, направленные на изменение и (или) прекращение денежных требований, являющихся предметом уступки по договору факторинга, без согласия фактора ничтожны.».
Обоснование.
Уступка права (требования) от кредитора фактору означает, что кредитор выбывает из денежного обязательства между ним и должником. Новым кредитором становится фактор. Соответственно, указанные слова являются излишними.
Необходимо точно указать про правовые последствия указанных сделок кредитора и (или) должника, т.к. в свете изменения общего подхода в ст.169 ГК РБ с ничтожности сделки на ее оспоримость, указанные сделки буду оставаться действительными до ее оспаривания. Однако нет необходимости вынуждать фактора к их оспариванию, т.к. это связано в большими затратами. Кроме того, есть риск признания данных сделок как запрещенных по ст.170 ГК РФ, что влечет конфискационные и нежелательные для сторон последствия.
 
18. По п.110 ст.1 Проекта (изменения в ст.351 ГК РБ Проектом не предусматриваются).
Предложение.
Пункт 1 ст.351 ГК РБ изложить в следующей редакции:
«1. Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной сторон договора другой стороне:
в счет исполнения первой стороной своей обязанности в денежном обязательстве согласно данному договору как доказательство заключения этого договора и в обеспечение исполнения данной обязанности;
для обеспечения исполнения обязанности другой стороны в обязательстве заключить в будущем основной договор (статья 399 настоящего Кодекса).
Внесенный стороной договора задаток засчитывается:
в случае, предусмотренном абзацем вторым части первой настоящего пункта, - в счет исполнения данной стороной своей обязанности в денежном обязательстве перед другой стороной с момента исполнения другой стороной своей обязанности в обязательстве, исполнение которой было обеспечено задатком, если более поздний момент не определен сторонами;
в случае, предусмотренном абзацем третьим части первой настоящего пункта, - в счет исполнения своей обязанности в денежном обязательстве перед другой стороной по основному договору с момента его заключения, если более поздний момент не определен сторонами основного договора.».
Обоснование.
Простого указания в проектируемой редакции п.4 ст.352 ГК РБ (пункт 110 Проекта) на то, что задаток может обеспечивать обязательства по предварительному договору не достаточно.
Задаток имеет три функции: доказательственную, обеспечительную и платежную (п.1 ст.351 ГК РБ). Однако задаток по предварительному договору не имеет платежной функции, т.к. по данному договору в принципе не может быть никаких платежей. Соответственно в ст.351 ГК РБ будет заложено внутреннее противоречие.
Данная новелла взята из п.4 ст.380 ГК РФ.
Однако в российской цивилистике отмечается, что платежную функцию задатка по предварительному договору следует относить к обязательствам из основного договора, который будет заключен на основании предварительного.
Также считаем целесообразным урегулировать момент, с которого сумма задатка засчитывается в счет исполнения соответствующей обязанности.

19. По п.119 ст.1 Проекта (дополнение в ст.385 ГК РБ).
Предложение.
Проектируемое предложение, которым планируется дополнить ст.385 ГК РБ необходимо изложить в новой редакции, уточнив, о чем идет речь.
Обоснование.
Указание о том, что «прощение долга в отношении имущества кредитора не является дарением» не совсем ясно говорит, что имелось в виду разработчиками.
Долгом в обязательственных отношениях называется обязанность должника перед кредитором, даже если она и не связаны с передачей кредитору в собственность денег или иного имущества. Соответственно, прощение долга – это прекращение кредитором обязанности должника, по логике нормы ст.385 ГК РБ, - в одностороннем порядке. В свою очередь, обязанности должника корреспондирует право (требование) кредитора, которое является имуществом (ст.128 ГК РБ) или иначе активом. Таким образом, прощение долга в этом смысле всегда относится к имуществу кредитора, т.к. лишает его части имущества.
Вместе с тем, тогда нет смысла указывать, что такое прощение долга не является дарением, поскольку отсутствуют иные альтернативные случаи, когда прощение долга будет являться дарением.
Кроме того, еще не доказано, что прощение долга является частным случаем дарения. Как известно, дарения – это договор, в то время как по прощение долга по своему существу должно квалифицироваться в качестве односторонней сделки.
Следовательно, предлагаемая новелла подлежит дополнительной проработке.

20. По п.126 ст.1 Проекта (дополнение в ст.402 ГК РБ).
Предложение.
В п.3 ст.402 ГК РБ (в проектируемой редакции) слова «, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности,» исключить.
Дополнить пункт предложением следующего содержания:
«Указанное правило не применяется в случаях, когда несоблюдение требования к форме договора влечет его недействительность.»­.
Обоснование.
Не усматривается весомых оснований для неприменения данной новеллы к отношениям с участием не предпринимателей. Как раз наоборот, скорее всего, большее количество сделок без какого-либо существенного условия заключаются в отношениях между не предпринимателями (особенно сделки в устной форме).
Дополнение пункта вызвано следующим соображением.
Договор считается заключенным не только тогда, когда согласованы все существенные условия, но и когда соблюдена требуемая форма договора (ч.1 п.1 ст.402 ГК РБ).
Однако несоблюдение требований к форме договора может также повлечь его недействительность (ч.3 п.1 ст.161, п.2 ст.163 ГК РБ и в проектируемой редакции - п.3 ст.164 ГК РБ).
Учитывая проектируемую норму п.1 ст.4011 ГК РБ о том, что положения ГК РБ о недействительности сделок (параграф 2 главы 9) применяются к договорам, если иное не установлено правилами об отдельных видах договоров и настоящей статьей, можно сделать вывод, что нормы ч.3 п.1 ст.161, п.2 ст.163 ГК РБ и в проектируемой редакции - п.3 ст.164 ГК РБ не будут применяться к договорам, а только к односторонним сделкам, что вряд ли соответствует замыслу разработчиков.
Предложение (альтернатива вышеуказанному).
В ч.1 п.1 ст.402 ГК РБ слова «в требуемых в подлежащих случаях форме» исключить.
Обоснование.
Данные слова указывают на то, что договор считается заключенным не только при согласовании существенных условий, но и при соблюдении надлежащей формы. Иначе говоря, если договор надлежит заключить в простой письменной форме, то согласование сторонами в устно порядке существенных условий договора еще не должно означать факта ее заключения. Однако, с другой стороны, есть норма о том, что несоблюдение простой письменной формы в большинстве случаев означает невозможность использования свидетельских показаний (п.1 ст.163 ГК РБ). Таким образом, предлагаемая к исключению оговорка, по сути, не несет смысла, не имеет значение.
 
14. По п.68 ст.1 Проекта (изменения в ст.177 ГК РБ).
Предложение.
Часть 2 п.2 ст.177 ГК РБ (в проектируемой редакции) исключить.
Обоснование.
ГК не предусматривает возможность ограничения дееспособности граждан вследствие психического расстройства. Такое ограничение возможно только вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами, психотропными веществами (ч.1 п.1 ст.30 ГК РБ). Вследствие психического расстройства (душевной болезни или слабоумия) гражданин может быть только признан недееспособным (п.1 ст.29 ГК РБ).
Если оставлять ч.2 п.2, то необходимо дополнить ст.30 ГК РБ соответствующим основанием для ограничения дееспособности граждан вследствие психического расстройства. Кроме того, указание в ч.2 п.2 на «заболевания» не соответствует п.1 ст.29 ГК, где указывается про душевную болезнь и слабоумие.
Также необходимо дополнение параграфа 4 гл.30 «Особое производство» Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, регламентирующего особенности рассмотрения дел о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным.

15. По п.72 ст.1 Проекта (изменения в п.1 ст.183 ГК РБ).
Предложение.
В п.1 ст.183 ГК РБ (в проектируемой редакции) слова «Сделка, а также иные юридически значимые действия» заменить словами «Сделка, а также иные юридически значимые действия (далее для целей настоящей главы – сделка)».
Обоснование.
Упоминанием про «иные юридически значимые действия» необходимо дополнить и иные статьи гл.10 «Представительство. Доверенность» ГК РБ, где упоминаются сделки. В противном случае, в целях экономичного изложения правового материала, предлагаем изначально оговорить, что такие действия также именуются сделками. Но только применительно к данной главе ГК.

16. По п.73 ст.1 Проекта (изменения в ч.2 п.4 ст.186 ГК РБ).
Предложение.
Часть 1 п.1 ст.186 ГК РБ (в проектируемой редакции) изложить в следующей редакции:
«1. Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому для представительства перед третьими лицами. Письменное уполномочие на совершение сделки или иных действий юридического характера представителем может быть представлено представляемым непосредственно соответствующему третьему лицу. Доверенность, выдаваемая гражданином, должна быть удостоверена нотариально либо иными организациями, указанными в пункте 4 настоящей статьи.».
Обоснование.
На практике возникает весьма спорный вопрос о том, подлежит ли удостоверению доверенность гражданина на совершение действий, не требующих нотариальной формы?
Исходя из п.1 ст.186 ГК РБ, где указывается, что доверенность – то письменное полномочие, именно «удостоверенное», следует положительный ответ. Вместе с тем, тот же п.1 ст.186 ГК РБ говорит об удостоверении в порядке, предусмотренном этой же ст.186 ГК РБ. Однако, данная статья, по сути, никакого порядке не предусматривает. Она лишь устанавливает, какие доверенности приравниваются к нотариальным, в каких случаях доверенности «могут» быть удостоверены иными организациями. Кроме того, вопрос об удостоверении возникает и применительно к доверенностям юридических лиц.
Полагаем, необходимо четко закрепить, что доверенность граждан всегда должна удостоверяться – либо нотариально, либо иными организациями по п.4 ст.186 ГК РБ. В отношении доверенностей юридических лиц на текущий момент установление такого правила полагаем нецелесообразным, хотя с отменой обязательности проставления печати, на практике могут возникать спорные вопросы и с такими доверенностями.
Указание на «иных действий юридического характера» необходимо в целях согласования данной нормы с проектируемой нормой ч.1 п.1 ст.183 ГК РБ.
 
13. По ст.168 ГК РБ (дополнение данной статьи пунктом 3 Проектом не предусматривается).
13.1. Предложение.
В п.1 ст.168 ГК РБ слова «, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью,­» исключить.
Обоснование.
Реституционные отношения, возникающие между сторонами при недействительности сделки (п.2 ст.168 ГК РБ), возникают вследствие не просто недействительности, а юридического (фактического) состава – недействительной сделки и исполнения якобы имевших место обязательств из такой сделки, т.е. конкретных имущественных предоставлений.
Например:
а) сделка признана недействительной, однако стороны еще не исполняли друг другу взаимных предоставлений. В этом случае реституционное отношение не возникает в принципе, т.к. нет предмета для реституции;
б) сделка признана недействительной и стороны успели до этого момента исполнить друг другу взаимные предоставления. В этом случае реституционное отношение возникает, т.к. имеется предмета для реституции.
Таким образом, последствия недействительности сделки – реституция – возникает не в силу факта недействительности, а в силу имевших место имущественных предоставлений между сторонами.
13.2. Предложение.
Дополнить ст.168 ГК РБ пунктом 3 следующего содержания:
«При применении последствий недействительности сделки суд, исходя из баланса интересов сторон, других заслуживающих внимание обстоятельств устанавливает порядок взаимного исполнения сторонами обязанностей, указанных в пункте 2 настоящей статьи.».
Обоснование.
Например, признан недействительным договор купли-продажи квартиры. Продавец должен вернуть покупателю деньги, а последний – квартиру. Очевидно, что вернуть квартиру не составляет труда – она есть в наличии. Однако необходимой суммы денег у продавца может и не быть. Таким образом, если покупатель может оперативно исполнить свою обязанность, а продавец – чаще всего нет. Тем самым, получится, что продавец и деньгами покупателя воспользовался, и объект недвижимости сохранил, а покупатель – потерял как деньги, так и недвижимость. Учитывая же, что речь идет о недвижимости, можно представить, каково будет катастрофическое во всех смыслах положение покупателя.
Такое положение является несправедливым и подлежит исправлению судом в зависимости от конкретной ситуации. Этот вопрос является весьма актуальным и в российской судебной практике.
Кроме того, в данной ситуации необходимо урегулировать вопрос о том, кто является собственником предоставленного по недействительной сделке имущества и если право собственности возвращается его предыдущим собственникам, то на каком основании несостоявшиеся собственники владеют и пользуются чужим для них имуществом.
Также необходимо внести соответствующие изменения в процессуальное законодательство, позволив выносить суду условные решения – о возврате одной стороной недействительной сделки другой стороне имущества при условии возврата второй стороной в пользу первой иного имущества, а при необходимости – также в законодательство об исполнительном производстве.
 
11. По п.61 и 71 ст.1 Проекта (дополнение ГК ст.166-1 и гл.9-1).

Предложение.
Наименование подраздела 4 ГК («Сделки и представительство») изложить в следующей редакции:
«ПОДРАЗДЕЛ 4
ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ».
Обоснование.
Такие категории гражданского права, как «лица» (или иначе «субъекты»), «материальные и нематериальные блага» (или иначе «объекты»), а также юридические факты являются ключевыми, на основе которых строится дальнейшая система правового регулирования. Поскольку отдельные подразделы в ГК имеются для лиц и субъектов и объектов, отдельный подраздел должен быть и для юридических фактов.
Причем в данном подразделе должны быть включены нормы не только о сделках, но и других юридических фактах. Представляется, что данный подраздел должен быть структурирован следующим образом: о юридических фактах и их составах; о юридических поступках; о сделках; о решениях собраний и иных корпоративных актах организаций; об административных и судебных актах (как основаниях возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей); о событиях, включая сроки, в т.ч. приобретательной и исковой давности.
Кроме того, общие положения о договоре (подраздел 2 раздела III «Общая часть обязательственного права») также должны быть перенесены в подраздел о юридических фактах. Нахождение в настоящее время общих положений о договоре в разделе III «Общая часть обязательственного права» создает ложное представление о договоре как институте сугубо обязательственного права. Между тем, договор – это ключевой институт всего гражданского права. Договор присутствует и в таких подотраслях гражданского права, как наследственное право, вещное право, право интеллектуальной собственности.



12. По п.62 ст.1 Проекта (изменения в ст.167 ГК РБ).

12.1. Предложение.
Дополнить ч.1 п.3 (в проектируемой редакции) после слова «недействительной» словами «и о применении последствий ее недействительности».
Обоснование.
Такие последствия (п.2 ст.168 ГК РБ) могут наступать как в случае признания сделки ничтожной, так и признании оспоримой сделки недействительной. При этом в случае ничтожности сделки возможность заявления требования о применении последствий ее недействительности прямо предусмотрено в п.2 ст.167 ГК РБ. Применительно к недействительности оспоримой сделки такое указание отсутствует.
Кроме того, в случае с «косвенным иском» третье лицо может добиться недействительности сделки, однако не будет иметь права заявить требование о применении последствий недействительности. Вместе с тем, само по себе признание (установление факта) недействительности сделки, в которой стороны осуществили исполнение обязательств, мало что значит. Главное для третьего лица – вернуть стороны в первоначальное имущественное положение. Однако одним таким средством, как иск о признании сделки недействительной (установлении факта ничтожности) такого результата добиться нереально.
Кроме того, вполне возможно прямо закрепить в ГК РБ возможность урегулирования реституции сторонами на добровольной основе, как это предусмотрено в п.3 ст.431-1 ГК РФ,
На данную проблему обращается внимание в российской юридической литературе. Определенное расширительное толкование выразил и Пленум ВС РФ.

12.2. Предложение.
Пункт 4 (в проектируемой редакции) изложить в следующей редакции:
«4. Требования об установлении факта ничтожности сделки, признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий их недействительности не подлежит удовлетворению судом, если ссылающееся на недействительность сделки (применении последствий ее недействительности) лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.».
Обоснование.
Использование термина «заявление о недействительности сделки» в проектируемой редакции п.4 не соответствует ранее принятой терминологии. Кроме того, выражение «Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения» не корреспондирует со средствами процессуального законодательства. Тем самым, суд должен не оставлять исковое заявление без рассмотрения и не отказать в иске (удовлетворении искового требования), а просто признавать такой иск «не имеющим правового значения», что не предусмотрено процессуальным законодательством.

12.3. Предложение.
Необходимо проанализировать, каким образом ч.2 п.4 ст.167 ГК РБ будет соотноситься с п.3 этой же статьи (в проектируемых редакциях) и п.2 ст.401-1 ГК РБ, т.к. в определенной части они соответствуют друг другу.
Обоснование.
На данную проблему указывается в российской юридической литературе.
Кроме того, возможно, что данные новеллы должны применяться к оспоримым сделкам, но не ничтожным. В противном случае, выходит, что сделка ничтожна, правовых последствий сделка не повлекла, но стороны произвели исполнение друг другу и результаты такого исполнения правомерны. В чем же тогда заключается смысл ничтожности сделки? Не понятен статус, например, имущества, отчужденного сторонами друг другу – остается ли за ними право собственности, а если нет – как обосновать продолжающееся владение и пользование ими чужим имуществом. Кроме того, подлежит ли к отношениям сторон правила о кондиции, иными словами, следует ли считать, что между сторонами возникли кондикционные обязательства – обязательства из неосновательного обогащения?
Таким образом, не разобравшись в российской практике применения аналогичных норм, бессмысленно заимствовать их в национальный правопорядок – это повлечет еще большую правовую неопределенность и непредсказуемость судебной практики.
 
10. По п.59 ст.1 Проекта (изменения в ст.165 ГК).
Предложение.
Статью 165 (в проектируемой редакции) изложить в следующей редакции:
«Статья 165. Регистрация (государственная регистрация) сделок

1. В случаях, предусмотренных законодательными актами, сделки подлежат регистрации (государственной регистрации) уполномоченным государственным органом или иной государственной организацией.
2. Сделка, предусматривающая, в том числе в одностороннем порядке, изменение или прекращение зарегистрированной сделки, подлежит государственной регистрации.
3. Порядок регистрации (государственной регистрации) сделок устанавливается законодательством.
4. В случае необходимости регистрации (государственной регистрации) сделки правовые последствия сделки для третьих лиц наступают с момента регистрации (государственной регистрации).
До момента указанной регистрации (государственной регистрации) правовые последствия сделки наступают только для сторон сделки.».
Обоснование.
Не совсем ясен текст дополнения ст.165 в части указания на не возникновение правовых последствий по незарегистрированной сделке.
Что преследовали разработчики:
а) не отвергая признания незарегистрированной сделки недействительной (незаключенной), просто указать последствия такой сделки;
б) исключить возможность признания сделки несовершенной (незаключенной) или ничтожной, т.е. признать сделку заключенной, но не имеющей иных правовых последствий (возникновение, изменении и прекращение прав и обязанностей).
Если вариант «а», то в этом нет необходимости, т.к. очевидно, что незаключенная или недействительная сделка не влечет правовых последствий, на которые была она направлена, исходя из понятия сделки и договора (ст.154, п.1 ст.390, п.1 ст.402 ГК), а применительно к недействительной сделки – в силу прямого указания п.1 ст.167 ГК.
Если вариант «б» (косвенно это подтверждается существом проектируемых изменений в п.2 ст.224 ГК), то об этом целесообразно четко указать, что сделка признается заключенной - в целях избежания недвусмысленности, т.к. под указанными последствиями могут пониматься как собственно факт заключения сделки, так и такие последствия, как возникновение, изменении и прекращение прав и обязанностей (ст.154, п.1 ст.390 ГК). Также потребуется корректировка правил п.3 ст.403, п.2 ст.529, п.3 ст.531, п.2 ст.629, п.3 ст.900 ГК, а также п.4 ст.9 Закона Республики Беларусь от 22.07.2002 «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним».
Кроме того, туманность проектируемой формулировки (воспринятой из п.1 ст.164 ГК РФ) отмечается в российской доктрине. При этом, высказывается точка зрения о толковании п.1 ст.164 ГК РФ в том же смысле, о чем говорит норма п.3 ст.433 ГК - договор, подлежащий государственной регистрации, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.
В ходе реформы ГК РФ в п.2 ст.433 была законодательно закреплена концепция непротивопоставимост­и незарегистрированног­о договора третьим лицам. Еще ранее данной концепции стала придерживаться российская арбитражная практика.
Так, первоначально п.2 ст.433 («договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом») толковалась в том смысле, что договор без государственной регистрации не порождал правовых последствий. В дальнейшем подходы ВАС РФ изменились - в п.14 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 №73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» ВАС РФ указал, что «Если судами будет установлено, что собственник передал имущество в пользование, а другое лицо приняло его без каких-либо замечаний, соглашение о размере платы за пользование имуществом и по иным условиям пользования было достигнуто сторонами и исполнялось ими, то в таком случае следует иметь в виду, что оно связало их обязательством, которое не может быть произвольно изменено одной из сторон (статья 310 ГК РФ) …», «В то же время в силу статьи 308 ГК РФ права, предоставленные лицу, пользующемуся имуществом по договору аренды, не прошедшему государственную регистрацию, не могут быть противопоставлены им третьим лицам». После изменения п.1 ст.164 ГК РФ Президиум ВАС РФ, по сути, подтвердил эту позицию.
Вместе с тем, Проект не предусматривает закрепление концепции непротивопоставимост­и незарегистрированног­о договора третьим лицам.
Таким образом, если в законодательстве и судебной практике РФ незарегистрированная сделка влечет правовые последствия только между ее сторонами, но не третьими лицами, в ГК предлагается закрепить не совсем ясный промежуточный вариант – сделка считается заключенной, но не влечет правовых последствий ни между сторонами, ни в их отношениях с третьими лицами. В таком случае не понятно, для чего нужна такая новелла – чем она отличается от существующего подхода законодателя в признании сделки незаключенной (ничтожной).
Кроме того, новелла говорит про «государственную регистрацию» сделки. Обычно, про государственную регистрацию говорится применительно к сделкам с определенными объектами недвижимости, которые подлежат регистрации согласно ст.9 Закона Республики Беларусь от 22.07.2002 «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним».
Вместе с тем законодательству также известна категория «регистрации» сделки, причем как с недвижимым имуществом, так и иными объектами гражданских прав:
соглашение о государственно-частн­ом партнерстве;
концессионный договор;
договор создания объекта долевого строительства
письменные соглашения о признании членом семьи и о порядке пользования жилым помещением, а также дополнительные соглашения к ним. Также регистрируется расторжение этих соглашений в случае одностороннего отказа от их исполнения, однако, ничего не говорится про расторжение по соглашению сторон;
договор найма жилого помещения;
договор поднайма жилого помещения и пр.
 
8. По п.11 ст.1 Проекта (изменения в ст.27 ГК).
Предложение.
Дополнить ст.27 ГК РБ примечанием следующего содержания:
«Примечание к подпункту 1 пункта 2 настоящей статьи.
1. Под размером сделки пронимается сумма денежных средств или стоимость имущества, иного объекта гражданских прав в отношении которых несовершеннолетним совершается (будет совершен) акт распоряжения в соответствии с такой сделкой и в течение всего срока ее действия.
2. Определение размера сделки в белорусских рублях при использовании по сделке денежных средств в иностранной валюте или если цена (стоимость) иных объектов гражданских прав выражена в иностранной валюте, осуществляется с использованием официального курса белорусского рубля к иностранной валюте, установленного Национальным банком Республики Беларусь на день совершения сделки. Определение цены (стоимости) в возмездных сделках осуществляется согласно статьей 394 настоящего Кодекса. Определение стоимости объекта гражданских прав (кроме денежных средств) в безвозмездных сделках осуществляется согласно пункту 3 статьи 394 настоящего Кодекса или в порядке, установленном законодательством об оценочной деятельности.
3. Размер сделки определяется исходя из базовой величины, установленной законодательством на момент совершения сделки.».
Обоснование.
В целях более точной регламентации условий совершения сделок в размере до 3-х базовых величин, т.к. простое указание на сделку в 3 базовые величины влечет ряд вопросов:
что именно принимается в расчет – то, что несовершеннолетний приобретает или то, что отчуждает по сделке?
как соотносятся 3 базовые величины с иностранной валютой, если сделка предполагает ее использование?


9. По п.48 ст.1 Проекта (изменения в ст.128 ГК РБ).
Предложение.
Абз.2 (в проектируемой редакции) и 3 ст.128 ГК РБ изложить в следующей редакции:
«вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, включая имущественные права (в том числе безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги), за исключением имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности;
результаты работ и оказание услуг; ».
Связанное с этим изменение необходимо внести в п.2 ст.130 ГК РБ, изложив его в следующей редакции:
«2. Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, признаются движимыми вещами.».
Обоснование.
Безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги не относятся к материальным объектам, соответственно, не могут быть объектом таких гражданских прав, как вещные права. Это – многовековой постулат как римской, так и западно-европейской, а также английской доктрин.

10. По ст.138-1 Проекта (данная статья в ГК РБ отсутствует).
Предложение.
Дополнить ГК РБ после ст.138 статьей 138-1 следующего содержания:
«Статья 138-1. Доля в уставном фонде юридического лица

Долей в уставном фонде юридического лица является установленная законодательными актами совокупность имущественных и неимущественных прав в отношении данного юридического лица.
Если иное не предусмотрено законодательными актами, действие сделки в отношении доли в уставном фонде юридического лица распространяется на все входящие в данную совокупность права. Аналогичное действие влечет универсальное правопреемство (наследование, реорганизация юридического лица).
Если иное не предусмотрено законодательными актами, совершение сделки в отношении одного или нескольких отдельных прав, входящих в состав доли в уставном фонде юридического лица, влечет ее ничтожность.».
Обоснование.
Существуют различные концепции, объясняющие правовую природу доли в уставном фонде юридического лица, в т.ч. концепция корпоративной правоспособности, однако ни одна из них не является общепризнанной. В любом случае, такую долю нельзя признавать вещью, что означает невозможность с т.зр. доктрины установления в отношении нее вещных прав, в первую очередь, права собственности.
На текущем этапе развития доктрины и практики полагаем целесообразно признавать указанную долю в качестве комплекса взаимосвязанных прав.
 
7. По п.10 ст.1 Проекта (изменения в ст.25 ГК РБ).
Предложение.
Дополнить п.2 подпунктом 1 (с соответствующим изменением нумерации проектируемых подпунктов) следующего содержания:
«1) совершать сделки, связанные с получением дохода. При этом если такие сделки связаны с распоряжением принадлежащим ему имуществом или иными объектами гражданских прав, данные сделки могут совершаться, если такое распоряжение соответствует иным подпунктам настоящего пункта;».
Обоснование.
Пункт 2 предусматривает возможность совершения сделок по распоряжению несовершеннолетним доходами. Однако не понятно, каким образом данное лицо может их приобрести, если указанный пункт предусматривает весьма узкий перечень оснований для такого приобретения (по пп.4 и отчасти по пп.2). Вместе с тем, вполне возможно, что несовершеннолетний может выполнить какую-либо работу (оказать услугу), за что может получить вознаграждение, т.е. доход. Это весьма часто встречается в реальной жизни и игнорирование правопорядком данных явлений будет противоречить объективным общественным процессам и логике.
Вместе с тем, просто сказать о возможности совершения сделок, связанных с получением дохода, означает, по сути, легализацию практически любых сделок, т.к. не только выполнение подростком работ в пользу другого лица за вознаграждение доставляет подростку доход, но и продажа им иному лицу своего имущества. Соответственно, необходим определенный ограничитель.
Предложение.
Дополнить п.2 подпунктами 6 и 7 следующего содержания:
«6) совершать сделки, взаимосвязанные со сделками, указанными в подпунктах 1-5 настоящего пункта (об их изменении или расторжении, об обеспечении или прекращении по ним обязательств, предварительный договор и т.д.);
7) совершать иные действия юридического характера в связи со сделками, указанными в подпунктах 1-6 настоящего пункта, а также совершать иные действия юридического характера, соответствующие возрасту или психическому развитию несовершеннолетнего.­».
Обоснование.
Действующая редакция норм о дееспособности несовершеннолетних описывает ее объем через такую составляющую, как сделкоспособность. Дополнительно к ним нормы гл.58 ГК РБ об обязательствах вследствие причинения вреда также описывают дееспособность посредством другой составляющей - деликтоспособности. Вместе с тем, сделки и акты причинения вреда не являются единственными юридическим действиями, которые могут совершаться несовершеннолетние и которым законодательство придает гражданско-правовое значение. Иными такими действиями могут быть юридические поступки – действия, влекущие правовые последствия, независимо от того, была ли направлена на них воля совершившего его лица.
Указанный пункт необходим для узаконения иных сделок, связанных с «основными», например, сделок по изменению и расторжению ранее заключенных сделок. Кроме того, если несовершеннолетнее лицо вправе заключить сделку по возмездному отчуждению имущества, то ничто не мешает заключить связанную с ней обеспечительную сделку (договор залога, поручительства, о неустойке и т.п.) ли сделку уступки права (требования), перевода долга. Таким образом, в действительности, круг сделок, которые мог бы совершать несовершеннолетний, более широк.
Также на практике несовершеннолетние зачастую совершают ряд юридических поступков, не являющихся сделками, и которые не требуют по своему характеру полной дееспособности, например:
выполнение поручения законного представителя по приему или передаче почтовой корреспонденции или других вещей;
исполнение собственных обязательств (прием или передача имущества и т.п.) по разрешенным для заключения сделкам и т.д.
Кроме того, несовершеннолетними могут совершаться такие юридические поступки, которые влекут правовые последствия вне зависимости от объема дееспособности:
обнаружение находки и приобретение права собственности на нее (п.1 ст.229 ГК РБ);
создание вещи и приобретение права собственности на нее (ч.1 п.1 ст.219 ГК РБ);
создание объекта интеллектуальной собственности (написание стихотворения) и приобретение комплекса имущественных и неимущественных прав, связанных с ним (п.1 ст.982 ГК РБ);
уничтожение собственной вещи (например, игрушки), влекущей прекращение права собственности на нее (п.1 ст.236 ГК РБ) и т.д.
Отрицание в вышеуказанных случаях признания за несовершеннолетними юридической возможности совершения подобных действий, признание их как не влекущих правовых последствий будет противоречить здравому смыслу и объективным жизненным отношениям в обществе.
Несовершеннолетнему не надо обладать большим объемом дееспособности для совершения подобных поступков.
... 61  Далее