Логин

Пароль
   Вход  и      Регистрация

Участвуйте в обсуждении проектов нормативных правовых актов Республики Беларусь и на других интернет-ресурсах:

Банк данных проектов законов Республики Беларусь Министерство по налогам и сборам Республики Беларусь Министерство экономики Республики Беларусь  

Главная   –  Обсуждение проектов правовых актов  –  Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей»
Последний ответ в теме: 23.05.2020 16:59, пользователь Игорь Соколовский.
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение
Проект правового акта: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» [PDF], предметом правового регулирования которого являются: общественные отношения в рамках функционировани­я системы защиты прав потребителей финансовых услуг; общественные отношения по обеспечению защиты прав потребителей услуг, связанных с отношениями, вытекающими из договоров потребителя с банком, небанковской кредитно-финанс­овой организацией, из договоров потребителя в рамках лизинговой деятельности с лизинговой организацией, из договоров потребителя в рамках микрофинансовой деятельности, деятельности по совершению инициируемых физическими лицами операций с беспоставочными внебиржевыми финансовыми инструментами (деятельность на внебиржевом рынке Форекс), страховой деятельности, деятельности на рынке ценных бумаг.

Прилагаемая информация: Обоснование необходимости принятия проекта Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» [PDF].

Документы, в который вносятся изменения:

Закон Республики Беларусь от 9 января 2002 г. № 90-З «О защите прав потребителей»;

Гражданский кодекс Республики Беларусь;

Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь;

Банковский кодекс Республики Беларусь;

Налоговый кодекс Республики Беларусь;

Закон Республики Беларусь от 17 июля 2018 г. № 130-З «О нормативных правовых актах».

Организатор общественного обсуждения: Национальный банк Республики Беларусь.

Сроки проведения обсуждения: с 13 по 23 мая 2020 г.
Модератор новостей, 11.05.2020 11:05
0
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение

+ Судебная система
Этого мало?
Нужен Центр по защите прав потребителей финансовых услуг.
Александр, 14.05.2020 15:34
4
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение
Модератор новостей,

Общественные отношения по защите прав потребителей относятся к сфере государственног­о регулирования и базируются на принципах объективности, независимости и справедливости. Считаем создание в существующей системе защиты прав потребителей услуг в Республике Беларусь отдельного института для рассмотрения имущественных жалоб потребителей финансовых услуг во внесудебном порядке - Центра по защите прав потребителей финансовых услуг (далее - Центр) не целесообразным по следующим причинам:
На сегодняшний день в Республике Беларусь уже существует система защиты прав потребителей, в которой участвуют:
1.Суд.
2.Отделы/управл­ения торговли и услуг в местных исполнительных органах государственног­о управления, выполняющие по своей сути роль государственных уполномоченных по защите прав потребителей.
3. Общественные объединения по защите прав потребителей
4. Соответствующие подразделения Министерства антимонопольног­о регулирования и торговли.
5. В сфере оказания финансовых услуг — соответствующее подразделение Национального банка Республики Беларусь.

В том числе во внесудебном порядке спорные вопросы в рамках оказанных услуг могут быть разрешены в рамках:

1. Претензии самого потребителя, предъявленной исполнителю.
2.Претензии уполномоченного по защите прав потребителей местных исполнительных и распорядительны­х органов.
3. Претензии общественных объединений по защите прав потребителей.

Таким образом, на сегодняшний день в стране существует достаточное количество структур, обладающих определенным набором полномочий для защиты прав потребителей услуг, в том числе финансовых, в том числе и во внесудебном порядке. И создание дополнительного института, тем более с непонятной гибридной организационно-­правовой формой, представляется абсолютно излишним.

Кроме того, создание Центра в том виде, в каком он предлагается в Проекте закона, а именно в форме фонда, который создается Советом Министров Республики Беларусь и Национальным банком и высшим коллегиальным органом которого является правление (совет), состоящий из трех представителей ассоциаций участников финансового рынка, трех представителей государственных органов и одного представителя общественных объединений потребителей, и передачей при этом полномочий по определению организационной структуры, порядка создания, финансирования, а также иных вопросов деятельности Центра Совету Министров и Национальному банку и финансирование Центра за счет обязательных взносов участников финансового рынка, размер, порядок определения и внесения которых устанавливаются не высшим коллегиальным органом Центра, а Советом Министров и Национальным банком, будет противоречить принципу добровольности участия участников рынка в работе Центра и приведет к увеличению финансовой нагрузки для участников рынка финансовых услуг (вызвав в свою очередь увеличение их стоимости для конечного потребителя).
Абсолютно неприемлемым является и тот факт, что создаваемый по решению государства институт, должен финансироваться за счет субъектов хозяйствования, которые не принимают решения о его создании и порядке функционировани­я. Обязательные, а не добровольные взносы участников финансового рынка для финансирования Центра представляет собой, по-сути, своего рода «налог на деятельность с потребителями», и будут иметь практически все признаки налоговых платежей, что в случае создания такого института, как Центр, только для отдельного сегмента общего рынка услуг, в данном случае финансового, приведет к нарушению принципа равенства прав для всех субъектов хозяйствования как в части фискальных обязательных платежей, так и в части защиты своих интересов и прав в отношениях с потребителями, так как рассматривая вопросы защиты прав потребителей услуг, не стоит забывать и о праве производителей услуг на паритетную защиту своих интересов. Из-за очевидной направленности действующего законодательств­а о защите прав потребителей на преимущественну­ю защиту интересов потребителей, порою в ущерб интересам их контрагентов, создание подобного центра будет способствовать развитию так называемого «потребительско­го экстремизма» и злоупотреблению правом. Кроме того, следует отметить, что в отличие от прочих сегментов общего рынка услуг, финансовый сегмент и так несет повышенную регуляторную нагрузку, и уже имеет отдельного регулятора - Национальный банк, который в рамках своих полномочий вполне может обеспечить работу с жалобами потребителей, и принятие мер воздействия к недобросовестны­м финансовым организациям, в случае обоснованности таких жалоб, без создания дополнительной бюрократической структуры. Так же считаем, что на данный момент, в виду наличия значительного и достаточно полного правового регулирования заключения и исполнения договоров финансовой аренды (лизинга), в особенности с лизингополучате­лями — физическими лицами, отсутствует значительное количество обоснованных жалоб, для внесудебного урегулирования которых необходимо создавать дополнительную административну­ю структуру.

1. Дополнительно предлагаем внести в Проект следующие изменения:

Статья 40.1
Абзац 3 пункта 2 и абзац 1 пункта 3 - исключить

Противоречат принципу «свободы заключения договора», подрывают устойчивость хозяйственного оборота. Потребитель вправе требовать признания сделки недействительно­й по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Республики Беларусь.

Абзац 1 пункта 2 – исключить
Формулировки слишком абстрактны и не точны и не позволят сделать однозначные его толкования для целей Закона при его исполнении.

Статья 40.2
Пункт 3 дополнить словами «и (или) договором»
1. Право включения условия об одностороннем отказе в договор предусмотрено Гражданским кодексом Республики Беларусь. Стороны при подписании договора по взаимному согласию вправе предусмотреть любые условия, не противоречащие действующему законодательств­у.
2. Односторонний отказ от исполнения договора лизинга в связи с НЕПЛАТЕЖАМИ – один из основных инструментов воздействия на недобросовестны­х лизингополучате­лей.

Пункт 5 исключить
Повлечет злоупотребление потребителями – когда направленные для подписания дополнительные соглашения, например, в связи с изменением состава инвестиционных затрат лизингодателя, связанных с исполнением договора, будут специально игнорироваться.

Пункт 6 исключить
Лизинговые организации обязаны подавать сведения в соответствии с Законом о кредитных историях.

Статья 40.3
Дополнить абзацы 1 и 2 пункта 1 словами:
За исключением случаев, когда выбор третьих лиц осуществлялся потребителем.

По аналогии со статьей 641 Гражданского кодекса Республики Беларусь, в соответствии с которой лизингодатель не несет ответственность за действия поставщика, выбранного лизингополучате­лем.

Статья 40.4
Пункт 3 содержит понятие «недостаток оказанной финансовой услуги»
Необходимо конкретизироват­ь это понятие.

Статья 40.5
Пункт 1
Необходимо конкретизироват­ь понятие «недостатки оказания финансовой услуги».

В пункте идет перечисление оснований предъявления требований, среди которых нарушение сроков оказания услуг и недостатки оказанной услуги.
Согласно статье 1 Закона Республики Беларусь “О защите прав потребителей” недостаток услуги – несоответствие услуги, в том числе договору. Т.е. нарушение сроков оказания услуги, прописанных в договоре, автоматически является недостатком услуги. Тогда, о каких недостатках идет речь в данном абзаце.
Необходимо определиться с этим понятием.

Также в этом пункте слова «и (или) расторжением договора оказания финансовых услуг и возвратом уплаченной за оказанную финансовую услугу денежной суммы,» - исключить.
В некоторых случаях законодательств­ом (к примеру Гражданским кодексом Республики Беларусь, Правилами осуществления лизинговой деятельности прямо предусмотрена возможность расторжения договора в связи с невыполнением потребителем своих обязательств по договору с указанием возможных последствий такого расторжения (не возврат полученных исполнителем по договору денежных средств, не освобождение потребителя от просроченных обязательств по договору и т. д.), и наличие предлагаемой к исключению нормы прямо будет противоречить действующему законодательств­у. Кроме того, нелогично предоставлять возможность получения какого-то возмещения убытков лицу, виновному в расторжении договора. А в данном варианте указанного пункта нет различия по какой причине расторгнут договор, и кто в данном случае виновен в расторжении. В такой редакции недобросовестны­й потребитель получит возможности для злоупотреблений­.

Пункт 2
Исключить из Проекта нормы, содержащие требования о неустойке 1% в день, т.е. 365% годовых.

Подобные санкции разорительны для бизнеса и позволяют умело злоупотреблять правом потребителям. Предлагаем неустойку в размере пени за неисполнение налогового обязательства.

Статья 40.10
Пункт 4 дополнить словами
«Обращение исполнителя финансовой услуги в суд с заявлением об отмене решения приостанавливае­т исполнение вступившего в силу решения».
Поскольку решение является исполнительным документом потребитель сможет обратиться за его исполнением, не дожидаясь судебного разбирательства­.

Учитывая принципиальное значение для лизинговой отрасли вышеуказанных замечаний и предложений по Проекту, их учет при подготовке Проекта несомненно будет способствовать дальнейшему развитию как лизинговой отрасли Беларуси, так и прочих секторов финансового рынка и защите его участников.

Кроме того, с нашей точки зрения, Проект не соответствует разделу 15 Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее соответственно - Договор, Союз) и Приложению №16 к Договору (далее - Приложение № 16). На основании статей 66 и 67 Договора, пункта 62 Приложения № 16 Проектом не могут быть введены новые дискриминационн­ые, количественные, инвестиционные и прочие меры, запрещенные Договором в отношении оказания и получения лизинговых услуг, учреждения и деятельности лизингодателей Сторон: по сравнению с режимом, действующим на дату вступления (1 января 2015 г.) в силу Договора (дискриминацион­ные меры); по сравнению с условиями, действующими на дату подписания Договора (29 мая 2014 г.) (иные меры, запрещенные Договором).
В Республике Беларусь на дату подписания и дату вступления в силу Договора в отношении лизингодателей не действовали обязательные требования, предусмотренные Проектом об обязательном финансировании финансовыми организациями Центра по защите прав потребителей финансовых услуг и прочие условия, предусмотренные Проектом и ухудшающие положение лизинговых организаций и прочих исполнителей финансовых услуг, на которых может распространятьс­я действие Закона о защите прав потребителей в случае принятия Проекта.
Пунктом 40 Приложения № 16 Решением Высшего Евразийского экономического совета от 23 декабря 2014 года № 110 в единый рынок услуг (далее - ЕРУ) включены лизинговые услуги.
В соответствии с п.п.1 и 38 Приложения №16 ЕРУ запрещает любые изъятия и ограничения на поставку и получение услуг за исключением, указанных в приложении № 2 к Приложению № 16.
В результате введение Проектом новых мер, предусмотренных Проектом, препятствует обеспечению свободы оказания лизинговых услуг и нарушает правила функционировани­я ЕРУ в рамках Союза.
Отмечаем, что в соответствии с Приложением № 16 лизингодатели (резиденты Республики Беларусь) с капиталом любой другой Стороны, являются лизингодателями Сторон.
Проект существенно изменит нормативное регулирование лизинговой деятельности на внутреннем рынке Республики Беларусь по сравнению с режимом, действующим на дату вступления в силу Договора и с условиями, действующими на дату подписания Договора.
Таким образом, новые требования к лизингодателям Сторон, предусмотренные Проектом, не могут быть введены.
Сергей Шиманович, 19.05.2020 16:34
5
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение
Поддерживаю позицию Шимановича С.:
1. Изначально предлагаемые нормы проекта в части лизинга не соответствуют, а иногда и прямо противоречат ряду концептуальных положений Гражданского и Налогового кодексов Республики Беларусь (кодексы, как кодифицированны­й свод, по иерархии НПА находятся выше), в частности:
1.1.) определяют лизинг как услугу (т.е. как финансовый инструмент), хотя согласно п. 2.30 ст. 13 Общей части Налогового Кодекса - лизинг - не является услугой, а согласно ст. 596 ГК и ч. 1 ст. 636 ГК - лизинг - одна из форм арендных отношений (каковые так же не являются услугой); не раскрывая при этом сущности и содержания данной "услуги" (в отличие от ГК), понятия и критериев ее окончания/испол­нения/качества (предлагаемые в ст. 40-1 критерии «качества»– см. комментарии ниже);
1.2.) ч. 3 ст. 40-1 – противоречие ст. 420 ГК РБ (изменение или расторжение сделки без обоюдного согласия сторон - только по решению суда), равно как и само признание сделки недействительно­й (это – исключительные компетенции суда, а не внесудебных органов)
1.3.) ч.1 ст. 40-2 - искусственное ограничение свободы договора, сводя к практике только публичных договоров или договоров присоединения (для заключения обычного договора придется принимать дополнительные локальные правовые акты организации);
1.4.) ч. 3 ст. 40-2 - неправомерное ограничение положений ч. 3. ст. 420 ГК (право на односторонний отказ от сделки на условиях, предусмотренных договором);
1.5.) ч. 1 ст. 40-3 - противоречит положениям ч. 1 и 2 ст. 636 ГК и ст. 641 ГК (перекладываютс­я все риски и ответственность за выбор предмета лизинга и его продавца на лизингодателя);
2. Предлагаемые нормы проекта закона по своей сути дискриминационн­ые по отношению к исполнителю и нарушают главный принцип равенства сторон, а именно:
2.1.) ч.1 ст. 40-1 – понятие добросовестного и ответственного оказания услуг - акцент сделан на экономические интересы и намерения только потребителя (а как быть с исполнителем), более того, где и как определены данные экономические интересы и намерения (в части лизинга, например, есть разъяснения НБ РБ о целях и намерениях лизингополучате­лей, но тогда эти разъяснения необходимо узаконить), в противном случае это повлечет за собой волну злоупотреблений и недобросовестно­го поведения со стороны потребителей уже после заключения договора и/или оказания услуги (банальное заявление потребителя в ответ по любому поводу и претензии со стороны исполнителя: "а я думал/хотел/рас­считывал на иное...");
2.2.) ч. 2 ст. 40-1 - аналогично - необходимо четко определить критерии и принципы добросовестност­и, причем не только исполнителя, и не столько его, сколько в первую очередь потребителя.
2.3.) ч. 4 ст. 40-1 - кабальная норма (сразу же ставит исполнителя в неравное/ущемле­нное положение по отношению к потребителю), противоречащая ст. 2 ГК (добросовестнос­ть и разумность участников гражданских правоотношений предполагается)­, ст. 13 Гражданско-проц­ессуального кодекса (любой участник гражданского судопроизводств­а предполагается добросовестным, пока не доказано обратное); очевидно, что это лицо, которое считает, что его право нарушено, должно доказывать и обосновывать недобросовестно­сть оппонента (норма должна быть изложена "бремя доказывания недобросовестно­го оказания услуги возлагается на потребителя")
2.4.) ст. 40-5: дискриминационн­ые нормы, поскольку распространяютс­я только на исполнителя (нарушение принципа равноправия); если к исполнителю применимы такие требования, то соответственно аналогичные требования должны предъявляться и к потребителю (7 дней на удовлетворение требования исполнителя и неустойка в размере 1% от размера требования за каждый день просрочки).
3. Вопросы создания, функционировани­я и финансирования Центра по защите прав потребителей (ст. 40-6, 40-7, 40-8, 40-9, 40-10) а так же предлагаемые в связи с этим изменения в ГК (ст. 458) - излишни, т.к. не отменяют собой функции Национального банка, БОЗП, судов, а лишь дублируют их, увеличивая энтропию, и влекут в конечном итоге удорожание самой услуги, т.к. издержки на финансирование Института будут покрываться за счет конечных потребителей самих услуг.
Виталий Жилянин, 20.05.2020 12:10
2
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение
в пункте 1 статьи 5:
1.9. получение финансовой услуги в соответствии с принципом добросовестного (ответственного­) оказания финансовых услуг;
На наш взгляд, принцип добросовестност­и должен в равной мере (без установления данного принципа в отношении только одной из сторон) распространятьс­я на всех участников гражданских правоотношений, в виду следующего:
- согласно ст. 2 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) субъекты гражданского права участвуют в гражданских отношениях на равных, равны перед законом, не могут пользоваться преимуществами и привилегиями, противоречащими закону (принцип равенства участников гражданских отношений).
- принцип добросовестност­и участников гражданских правоотношений изначально предполагается, причем, он относится ко всем участникам в равной степени. Так согласно ст. 2 ГК добросовестност­ь и разумность участников гражданских правоотношений предполагается, поскольку не установлено иное (принцип добросовестност­и и разумности участников гражданских правоотношений)­.
Указанные принципы должны применяться ко всем участникам правоотношений, недопустимо устанавливать в законодательном акте приоритет одной из сторон в использовании данных принципов.
Таким образом, считаем, что рассматриваемый принцип (добросовестнос­ти) и так нашел свое отражение в законодательств­е Республики Беларусь, причем, применительно ко всем субъектам (как в нашем случае к исполнителю финансовой услуги, так и к потребителю). Следовательно, закрепление в законе данного принципа по отношению только к одной стороне правоотношения делает положение субъектов не равными, что противоречит указанному выше принципу равенства всех участников правоотношений.

пункт 2 подпунктом 2.81 следующего содержания:
2.81 . сведения о сроке действия договора с потребителем (в случае, если такой договор заключен на неопределенный срок, либо его действие продлевается автоматически, – об условиях прекращения действия такого договора);
Срок действия договора – это срок, который стороны определили как период, в течение которого будут действовать принятые на себя обязательства и другие договорные условия. По общему правилу, а также сложившейся практике, в договорах стороны предусматривают­, что договор действует до полного исполнения сторонами принятых на себя обязательств, не указывая конкретный срок его действия и это справедливо, поскольку даже применительно к лизингу нельзя установить срок его окончания конкретной датой, поскольку даже после окончания срока лизинга, лизингополучате­ль может продолжать не исполнять условия договора, и в течение этого срока будут действовать нормы заключенного договора. Следовательно, предусмотреть заранее срок действия договора невозможно, и если все же его прописывать, как того требует законодатель, то при такой формулировке нормы, лизинговые компании будут указывать, что срок действия договора - с момента его подписания обеими сторонами и до полного исполнения сторонами принятых на себя обязательств. Полагаем, что не такого рода информацию законодатель хотел бы видеть в сведениях, которые должны предоставлять исполнители финансовых услуг.
Представляется, что законодатель (по крайней мере, применительно к лизингу) имел в виду именно срок лизинга (т.е. срок на который может предоставляться имущество во временное владение и пользование с дальнейшим выкупом). Однако, согласно п. 25 Постановление Правления Национального банка Республики Беларусь от 18.08.2014 N 52 "Об утверждении Правил осуществления лизинговой деятельности" (далее - Правила) до заключения договора лизинга лизингодатель представляет лизингополучате­лю - физическому лицу, не выступающему при заключении договора лизинга в качестве индивидуального предпринимателя­, для принятия им обоснованного решения о заключении такого договора информацию о возможных условиях лизинга, в том числе и информацию о сроке лизинга.
Таким образом, обязанность лизинговой компании предоставить информацию о сроке лизинга уже закреплена в законодательств­е. Устанавливать же обязанность предоставлять информацию о сроке действия договора не совсем понятна, поскольку срок действия договора, стороны, как правило, устанавливают без привязки к конкретной дате.

Пункт 1 статьи 19 дополнить словами ”за исключением случаев, предусмотренных пунктом 3 статьи 401 настоящего Закона“.
По правилам п. 1 ст. 19 Закона «О защите прав потребителей» (далее - Закон) условия договора, ограничивающие права потребителя по сравнению с правами, установленными настоящим Законом и иным законодательств­ом о защите прав потребителей, считаются ничтожными. Законодатель предлагает дополнить указанные основания возможностью признать условия договора недействительны­м также по основанию, когда условия заключенного с потребителем договора хотя и не противоречат законодательств­у, но приводят или могут привести к значительному дисбалансу прав и обязанностей сторон по договору в ущерб экономическим интересам и намерениям потребителя.
Таким образом, вводиться дополнительное требование, которое, по нашему мнению, носит весьма субъективный характер. На сегодняшний день, в отношениях лизинговой компании с лизингополучате­лем физическим лицом, законодательств­ом и так установлены достаточно жесткие требования, которые по большей части вводят дополнительные обязанности на лизингодателя. Так, согласно п. 25 Правил до заключения договора лизинга лизингодатель представляет лизингополучате­лю - физическому лицу, не выступающему при заключении договора лизинга в качестве индивидуального предпринимателя­, для принятия им обоснованного решения о заключении такого договора следующую информацию о возможных условиях лизинга:
стоимость предмета лизинга;
срок лизинга;
размер, сроки и порядок уплаты лизинговых платежей, в том числе с учетом уплаты аванса (если договором лизинга предусматривает­ся аванс);
случаи увеличения лизингодателем в одностороннем порядке размера лизинговых платежей (если договором лизинга предусматривает­ся такое право);
порядок и условия выкупа предмета лизинга, выкупная стоимость предмета лизинга (если договором лизинга предусматривает­ся условие о выкупе предмета лизинга);
ограничения по использованию предмета лизинга;
невозможность отчуждения лизингополучате­лем предмета лизинга третьим лицам в течение срока лизинга;
права лизингодателя по распоряжению предметом лизинга в течение срока лизинга, в том числе по его отчуждению, передаче в залог, обременению другими способами;
право лизингодателя осуществлять контроль за сохранностью предмета лизинга, поддержанием его в рабочем состоянии, соблюдением установленных им ограничений по использованию предмета лизинга;
указание стороны, на которую возложена обязанность по страхованию предмета лизинга;
ответственность лизингополучате­ля по договору лизинга;
риски лизингополучате­ля, связанные с выбором предмета лизинга и продавца (поставщика) предмета лизинга, если они определяются лизингополучате­лем;
порядок возврата предмета лизинга и расчетов между лизингодателем и лизингополучате­лем в случае расторжения договора лизинга.
Таким образом, на наш взгляд, доведя данную информацию до лизингополучате­ля физического лица, законодатель и исходил из того, что введение дополнительных требований и направлено на то, чтобы физическое лицо перед подписанием договора лизинга, имея полную информацию о сделке, еще раз оценило необходимость (в том числе и экономическую) заключения такого договора. По нашему мнению, подписание физическим лицом договора лизинга, когда лизинговая компания выполнила имеющиеся на сегодняшний день требования законодательств­а, свидетельствует о полной законности такой сделки и соответствии ее требованиям законодательств­а.
Тем не менее, проектом закона предусмотрено, что даже если условия сделки не противоречат законодательств­у, то их можно признать недействительны­ми в случае, если условия сделки приводят или могут привести к значительному дисбалансу прав и обязанностей сторон по договору в ущерб экономическим интересам и намерениям потребителя.
Принятие данной нормы по нашему мнению недопустимо. Считаем, что нельзя ставить в зависимость дисбаланс прав и обязанностей стороны уже в заключенном договоре, учитывая, что данная категория очень субъективна, на отношения по действительност­и или недействительно­сти условий договора. Таким образом, законодатель сужает понятие законности условий сделки, пологая, что даже если условия сделки соответствует всем требованиям закона, они могут быть признаны недействительны­ми. На наш взгляд это не верно. Термин «условия сделки не противоречит требованиям законодательств­а» включает в себя не только требования технического характера (соблюдение формы, существенных условий), но также требования по соблюдения воли и намерения сторон. Поэтому условия сделки либо законны, т.е. соответствует требованиям законодательств­а (в том числе и требований по отношению к субъектам: их воля, экономическая целесообразност­ь, мотивы) и такие условия сделки не могут быть признаны недействительны­ми, либо же, не законны, т.е. не соответствуют требованиям законодательств­а и, как следствие, могут быть признаны недействительны­ми.
С практической точки зрения закрепление указанной нормы приведет к возможности лизингополучате­ля злоупотреблять своим правом, когда в ситуации полного соблюдения всех норм и требований закона лизингодателем, физическое лицо получает возможность под предлогом якобы ущерба экономическим интересам ставить вопрос о признании условий сделки недействительны­ми.
По поводу самой формулировки «могут привести к значительному дисбалансу прав и обязанностей сторон по договору в ущерб экономическим интересам». Необходимо отметить, что дисбаланс прав и обязанностей сторон после заключения сделки возможен и проявляется достаточно часто в случае нарушения той или иной стороной условий договора. Например, нарушение условий договора лизингополучате­лем, может поставить лизингополучате­ля в положение, когда ему необходимо возвратить предмет лизинга и выплатить все лизинговые платежи на момент такого возврата. Представляется, что в данном случае, по мнению клиентов физических лиц, будет иметь место дисбаланса прав, и в принципе, это справедливо, однако это не свидетельствует о том, что условия договора, который заключен с соблюдением все требований закона, можно признать недействительны­ми.
Таким образом, полагаем недопустимым принимать такую поправку.

”ГЛАВА 41 ЗАЩИТА ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЯ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ
Статья 40-1 . Принцип добросовестного (ответственного­) оказания финансовых услуг
Согласно проекту указанной статьи финансовые услуги оказываются в соответствии с законодательств­ом и принципом добросовестного (ответственного­) оказания финансовых услуг, который означает оказание финансовой услуги в соответствии с экономическими интересами и намерениями потребителя финансовых услуг.
Таким образом, дабы выполнить требования добросовестного оказания финансовой услуги, на стадии заключения договора лизинга, лизинговая компания, помимо всех действующих требований, должно выяснить у физического лица его экономический интерес и намерения в отношении передаваемого предмета лизинга. По нашему мнению, данная информация вряд ли может быть четко сформирована лизингополучате­лем. Более того, физическое лицо, с которым заключается договор лизинга, поскольку он не является субъектом хозяйствования, принимает предмет лизинга во временное пользование и владение для личных (не связанных с предприниматель­ской деятельностью) целей. В таком случае, о каких экономических интересах можно утверждать.
Повторимся, имущество передается для личного пользования, экономический интерес проявляется разве что в возможности для клиента (наряду с другими финансовыми инструментами) использования инструмента лизинга как такового, в целях дальнейшего приобретения имущества, путем его покупки не сразу, а используя определенный срок (срок лизинга).
Рассматриваемой нормой также предусмотрено, что действия (бездействие), не соответствующие принципу добросовестного (ответственного­) оказания финансовых услуг, определяются Советом Министров Республики Беларусь совместно с Национальным банком.
Естественно возникает вопрос, каким образом данные органы, которые не уполномочены рассматривать споры между субъектами лизинговых правоотношений, будут определять пределы принципа добросовестност­и. Как нам представляется, поскольку установление соблюдения указанного принципа в каждой конкретной ситуации носит субъективный характер, прописать конкретный перечень ситуации применения и нарушения данного принципа не представляется возможным.
На сегодняшний день соблюдение или нарушение установленных принципов определяется судом при рассмотрении конкретного дела. Данный подход является справедливым, поскольку только в процессе рассмотрения конкретного дела, имея все сведения и доказательства, можно установить, являются ли положения договора соответствующим­и принципам или нет. Необходимо отметить, что на основании проводимых судами рассмотрений и формируется практика толкования тех или иных норм, в том числе норм, которые устанавливают принципы правоотношения.
Проектом закона также предусмотрено, что в связи с осуществлением в отношении потребителя деятельности, не соответствующей принципу добросовестного (ответственного­) оказания финансовых услуг, сделка, заключенная с данным потребителем, может быть признана недействительно­й и применены последствия ее недействительно­сти по решению Центра по защите прав потребителей финансовых услуг (далее, если не указано иное, - Центр) либо суда.
Таким образом, законодатель создает специальную организацию, которая наделяется определенными полномочиями. Однако, на наш взгляд, создание такой организации не является необходимым в виду следующего.
Как указано в вышеприведенной норме, Центр может признавать сделки недействительны­ми. Согласно ст. 167 ГК сделка является недействительно­й по основаниям, установленным настоящим Кодексом либо иными законодательным­и актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка). Таким образом, согласно указанной норме, вопрос о признании сделки недействительно­й относится исключительно к компетенции суда. Данный подход, по нашему мнению является справедливым, поскольку вопрос действительност­ь сделки является существенным для сторон и, как следствие, требует детального и профессионально­го рассмотрения уполномоченным лицом, имеющим соответствующее юридическое образование. Кроме этого, судебным сообществом сформирована действующая судебная практика применения норм в спорах, связанных с признанием сделки недействительно­й.
Передача полномочий Центру по возможности принимать решения о признании сделок недействительны­ми, во-первых, не предусмотрена действующим законодательств­ом, во-вторых, существенно скажется на качестве принимаемых решений по данному виду правоотношений. Таким образом, считаем существующий порядок рассмотрения данного вида споров профессиональны­м судом полностью оправданным и не требующим изменений.
Проектом закона также предусмотрено, что бремя доказывания добросовестного (ответственного­) оказания финансовых услуг возлагается на исполнителя финансовых услуг. Данный подход, полагаем, применяется в ситуации, когда спорное правоотношение разрешает Центр. Такой подход не согласуется с требованиями гражданско-проц­ессуального законодательств­а. Так, согласно нормам Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее - ГПК) суд обязан уважать достоинство участников гражданского судопроизводств­а. Любой участник гражданского судопроизводств­а предполагается добросовестным, пока не доказано обратное. Каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений. Таким образом, возникает вопрос, если дело было рассмотрено Центром по правилам, приведенным проектом закона, и один из субъектов обжалует его в суде, получается ситуация, когда условно на первой инстанции (рассмотрение Центром) действовали одни правила (в том числе и по бремени доказывания), а на второй (рассмотрение судом) действуют другие, иные правила, противоположным образом отличающиеся. На наш взгляд, такой подход не является приемлемым.


Статья 40-2 . Договоры оказания финансовых услуг
В соответствии с п. 3 указанной статьи одностороннее изменение условий договора исполнителем финансовых услуг, односторонний отказ исполнителя финансовых услуг от исполнения договора оказания финансовых услуг допускаются только в случаях, предусмотренных законодательным­и актами, регулирующими соответствующие виды деятельности или порядок предоставления финансовой услуги.
Такой подход считаем недопустимым на основании следующего. На сегодняшний день законодательные акты, регулирующие лизинговую деятельность, как того требует вышеуказанная норма (Правила, Указ 99, нормы ГК о лизинге), не регулируют и не устанавливают основания и случаи возможного применения одностороннего отказа от исполнения договора. Получается, что стороны вообще лишаются права на применение одностороннего отказа от исполнения договора. Даже если проанализироват­ь ГК, то тоже можно сделать вывод о том, что и этот нормативный акт не содержит оснований для одностороннего отказа от исполнения договора лизинга. Так согласно п. 19 Постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 16.12.1999 N 16 "О применении норм Гражданского кодекса Республики Беларусь, регулирующих заключение, изменение и расторжение договоров" одностороннее изменение договора, односторонний отказ от исполнения договора полностью или в части допускаются только в случаях, предусмотренных законодательств­ом или соглашением сторон. В частности, односторонний отказ от исполнения договора предусмотрен подпунктом 1 пункта 2 статьи 445 ГК, подпунктом 1 статьи 493 ГК, подпунктом 4 статьи 669 ГК, подпунктом 3 статьи 670 ГК, подпунктом 2 статьи 672 ГК, подпунктом 3 статьи 676 ГК. Из вышеуказанных видов договоров, договор лизинга не заявлен.
Таким образом, данный подход противоречит ст. 291 ГК, в соответствии с которым односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательств­а или договора. Действительно, исходя из практики, именно в договоре стороны определяют основания и условия одностороннего отказа от исполнения договора. Такой подход соответствует принципу свободы договора в соответствии с которым граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Таким образом, считаем невозможным проектом нормы устанавливать ограничения, которые влекут к нарушению принципов гражданского законодательств­а.
Что касается вопроса одностороннего изменения условий договора, то некоторые нормы по этому поводу содержаться в Правилах, однако, применять их также нельзя, поскольку в проекте указано, что изменение условий договора исполнителем финансовых услуг возможно только в случаях, предусмотренных законодательным­и актами. Однако согласно Закону "О нормативных правовых актах", к законодательным актам относятся: Конституция Республики Беларусь, законы, декреты и указы Президента Республики Беларусь. Указанные Правила утверждены Постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь, которое, согласно указанному закону, не относится к законодательном­у акту. Следовательно, ссылаться на данный нормативно-прав­овой акт нельзя.
Пунктом 5 рассматриваемой статьи предусмотрено, что молчание не может признаваться волеизъявлением сторон по договору, за исключением случаев, предусмотренных законодательным­и актами, регулирующими соответствующие виды деятельности или порядок предоставления финансовой услуги. Данная норма не согласуется с имеющимся на сегодняшний день регулированием оформления возврата предмет лизинга. Так, согласно п. 21 Правил возврат предмета лизинга лизингодателю оформляется актом приемки-передач­и предмета лизинга, который подписывается лизингодателем и лизингополучате­лем. В случае отказа (уклонения) лизингополучате­ля от подписания акта приемки-передач­и предмета лизинга, предусматривающ­его возврат предмета лизинга лизингодателю, данный акт подписывается лизингодателем с указанием в нем отметки об отказе (уклонении) лизингополучате­ля. Для целей настоящих Правил под отказом (уклонением) от подписания акта приемки-передач­и предмета лизинга понимается направление лизингополучате­лем лизингодателю письменного отказа от подписания акта либо его неподписание лизингополучате­лем в течение пятнадцати рабочих дней с даты получения акта, направленного ему лизингодателем заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении или нарочным, если более длительный срок не предусмотрен договором лизинга. В случае не подписания акта лизингополучате­лем, будет иметь место молчание со стороны лизингополучате­ля. Однако, как уже было сказано, данная норма закреплена Правилами, которые утверждены Постановлением Правления Национального банка, следовательно, данный акт не является законодательным и, по смыслу рассматриваемой нормы, не может быть применен.

Статья 40-5 . Срок удовлетворения требований потребителя финансовых услуг о возмещении причиненных ему убытков
Требования потребителя финансовых услуг о возмещении убытков, причиненных ему в связи с нарушением сроков оказания финансовой услуги, порядка представления сведений, входящих в состав кредитной истории, недостатками оказания финансовой услуги и (или) расторжением договора оказания финансовых услуг и возвратом уплаченной за оказанную финансовую услугу денежной суммы, подлежат удовлетворению исполнителем финансовых услуг в течение семи дней со дня подтверждения потребителем размера убытков
В данной норме необходимо конкретизироват­ь в части расторжения договора, поскольку условиями договора лизинга может быть предусмотрено, что при расторжении договора (вне зависимости от основания его расторжения) денежные средства перечисленные лизингополучате­лем лизингодателю за пользование имуществом (поскольку лизинг это аренда, все лизинговые платежи представляют собой плату за пользование имуществом) не подлежат полному или частичному возврату. В таком случае в рассматриваемом пункте необходимо сделать оговорку: «и (или) расторжением договора оказания финансовых услуг и возвратом уплаченной за оказанную финансовую услугу денежной суммы, если такой возврат предусмотрен соглашением сторон».

Комментарий по поводу Центра.
Согласно проекту закона Центр создается Советом Министров Республики Беларусь и Национальным банком в форме фонда. Финансирование Центра осуществляется за счет обязательных взносов исполнителей финансовых услуг, иных не запрещенных законодательств­ом источников.
Обратимся к ГК. Согласно ст. 188 под фондом понимается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами (гражданином) и (или) юридическими лицами (юридическим лицом) на основе добровольных имущественных взносов, преследующая социальные, благотворительн­ые, культурные, образовательные­, содействующие развитию физкультуры и спорта, научные или иные общественно полезные цели, указанные в уставе фонда. Как видно из определения, финансирование фонда осуществляется на основе добровольных имущественных взносов. Проектом же закона предусмотрена обязательная уплата взносов конкретными субъектами (исполнителями финансовых услуг).
Проанализировав Закон «О защите прав потребителей» можно сделать вывод, что законодатель в области защиты прав потребителей выделяет: государственную защиту прав потребителей, общественную и судебную. Государственную защиту осуществляют государственные органы, судебную – суды, а общественную – общественные организации (общество защиты прав потребителей). Если уполномочить Центр осуществлять функции защиты прав потребителей, то непонятно в какую категорию попадает данная защита. Следовательно, необходимо делать оговорки на иные возможные виды защиты прав потребителей, поскольку, Центр не подпадают ни под одну из вышеперечисленн­ых категорий.
На сегодняшний день установлено, что согласно статье 26 Банковского кодекса Национальный банк рассматривает по существу в соответствии с законодательств­ом Республики Беларусь об обращениях граждан и юридических лиц обращения потребителей услуг, оказываемых лизинговыми организациями, в связи с нарушением прав таких потребителей и направляет предписания о прекращении нарушения прав потребителя, обязательные для исполнения лизинговыми организациями. Таким образом, действующим законодательств­ом предусмотрен механизм и уполномоченный орган, который вправе рассматривать заявления граждан.
На наш взгляд, неверно вводить дополнительную функцию для субъектов отношений, имея уже существующие как государственные органы, так и общественные организации, которые как раз и уполномочены на защиту прав потребителей.
Проблема, на наш взгляд, заключается в том, что с развитием в рамках Закона понятия услуга, и включения в это понятие услуг финансовых, общественные организации и государственные органы не готовы консультировать и защищать население по вопросам, которые не выходят за рамки их специализации. В этой ситуации, на наш взгляд, более эффективным решением будет:
- повышение профессионально­го уровня специалистов организаций, путем создания отдельных отделов, которые будут заниматься исключительно вопросами защиты прав потребителей финансовых услуг.
- переподготовка имеющихся специалистов, путем получения дополнительного образования в сфере финансовых услуг.
На наш взгляд, на сегодняшний день в Республике Беларусь уже существует система защиты прав потребителей, которая включает возможность потребителю защищать свои права в следующих инстанциях:
1.Суд.
2.Отделы/управл­ения торговли и услуг в местных исполнительных органах государственног­о управления, выполняющие по своей сути роль государственных уполномоченных по защите прав потребителей.
3. Общественные объединения по защите прав потребителей
4. Соответствующие подразделения Министерства антимонопольног­о регулирования и торговли.
5. В сфере оказания финансовых услуг — соответствующее подразделение Национального банка Республики Беларусь.
Таким образом, по нашему мнению, необходимость создания Центра в нашей стране отсутствует.
Сергей Кравчук, 21.05.2020 16:09
2
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение
Полностью поддерживаем ранее высказавшихся авторов. Дополним вышеизложенные мнения следующим.
Считаем категорически неприемлемым принятие предложенного законопроекта в предложенном варианте, потому что он носит дискриминационн­ый характер в отношении организаций, которые оказывают финансовые услуги, и по нашему мнению, не соответствуют Конституции.
1. Считаем созданную в Беларуси систему защиты прав потребителей способной выполнить свои функции и задачи без создания каких-либо дополнительных органов. Общества защиты прав потребителей вполне способны оказывать содействие в защите прав потребителям финансовых услуг. Для совершенствован­ия знаний и умений специалистов ОЗП конкретно в этой сфере полагаем более эффективным и приемлемым в данном случае организовать при Нацбанке, Минфине курсы повышения квалификации. Полагаем, что это будет более эффективным, продуктивным и экономным решением вопроса о защите прав потребителей без создания дополнительных организаций и без создания дополнительных расходов для банков, лизинговых и микрофинансовых организаций на содержание вновь созданных организаций.
2. Считаем, что создание Центра в том виде и с теми функциями, в котором это предложено законопроектом категорически непреемлемо и фактически вносит изменения в судебную систему. Считаем, что решения о действительност­и или недействительно­сти сделок и прочие решения, которые предполагаются к компетенции Центра, относятся к компетенции суда. Наделение подобными полномочиями некой организации, которая будет по сути финансироваться за счет исполнителей «финансовых услуг» не может обеспечить беспристрастное и объективное решение какого-либо вопроса, создает благодатную почву для развития коррупции и лоббирования интересов более крупных игроков рынка финансовых услуг по отношению к мелким.
3. Положения ст. 40-1 законопроекта.
Удивляет, что принцип добросовестного оказания услуг увязывают исключительно «в соответствии с экономическими интересами и намерениями потребителя услуг». Такой подход создает дисбаланс правоотношений и создает условия для потребительског­о экстремизма и подрыва экономической деятельности организаций, оказывающих финансовые услуги.
Например, потребителю интересно, чтобы ему оказали услугу бесплатно. В то же время будь то банк, лизинговая или микрофинансовая организация, заключив с таким потребителем возмездную сделку (подразумевающу­ю уплату, например, процентов) автоматически оказали услугу не добросовестно? Кредитополучате­лю в принципе экономически не выгодно платить проценты по ипотечному кредиту, так что получается, что услуга по заключению кредитной сделки была оказана недобросовестно и ее в конечном счете можно признать недействительно­й?
Более того, при отсутствии в законе четких критериев соответствия /несоответствия принципу добросовестного оказания финансовых услуг, которые по проекту отдаются на усмотрение Совмина с Национальным банком, могут подорвать финансовую устойчивость финансового сектора, что несомненно негативно отразится на всей экономике. По нашему мнению, если законом устанавливается определенный принцип, то и критерии соответствия ему должны быть четко прописаны в законе, а не в каких-либо иных нормативных правовых актах.
4. Абзац 3 части 1 Статьи 41-1 Законопроекта требует корректировки оснований для проведения контрольных мероприятий (по сути - контрольной закупки) в виду следующего. В предложенной редакции основанием является случай «обоснованного предположения о том, что деятельность исполнителя финансовых услуг МОЖЕТ нанести ущерб потребителям ИЛИ СОЗДАТЬ УГРОЗУ их законным интересам [… ]»
Контролирующий орган каким образом и кому будет объяснять или доказывать обоснованность своего предположения? Никому? Тем более, что это предположение, что деятельность исполнителя МОЖЕТ нанести ущерб или создать угрозу. Подобная формулировка предоставляет контролирующим органам проводить по сути дела внеплановые проверки без законных на то оснований, а просто на основе предположения.
Разве это сопоставимо с иными нормами законодательств­а Беларуси?
5. Дополнения, предлагаемые в статью 7 закона, в части наделения регуляторов (Национального банка и Минфина) правом определять, какую структуру должен иметь сайт организации, оказывающей «финансовые услуги» на наш взгляд являются излишними. Так, например, коммерческие микрофинансовые организации (ломбарды) в соответствии с Указом №394 от 23.10.2019 обязаны иметь сайт, есть постановления Национального банка о том, какая конкретно информация в обязательном порядке должна найти отражение на сайте.
Данная корректировка в закон позволит регуляторам за деньги подконтрольных им частных юридических лиц требовать от них определенной структуры на сайтах и прочее-прочее. На наш взгляд вполне достаточно того, что ломбард обязан иметь свой сайт, платить за это свои деньги, размещать на нем ту информацию, которую требует Национальный банк. Во всем остальном (структуре, наполнении и т.п.) позвольте самим владельцам сайтов решать, что конкретно и как это будет размещено на их же ресурсе. Не говоря уже о том, что функция сайта – презентовать его владельца и выступить в качестве саморекламы перед потребителем. Мы не против публиковать на своем сайте определенную Нацбанком информацию, но считаем, что до тех пор, пока содержание сайта осуществляется за наши деньги, то решать как наш сайт будет выглядеть и какую структуру он будет иметь – это исключительно наше собственное право, и передавать его кому-либо нет ни законных оснований ни здравого смысла.
По этой же причине нецелесообразно внесение дополнение ч3 п.3 ст. 8 законопроекта для всех субъектов хозяйствования.
Подытожив вышесказанное, мы, являясь коммерческой микрофинансовой организацией (ломбардом), считаем:
1) Действующая система защиты прав потребителей в настоящее время в достаточной мере защищает права потребителей;
2) Органом, который может выносить решения относительно того, нарушены ли права потребителя, и если нарушены, как их защитить, должен быть суд, а не какой-либо иной орган;
3) Принятие изменений в закон о защите прав потребителей в предложенном к обсуждению законопроекте форме может повлечь развитие потребительског­о экстремизма и коррупции в стране.
4) При нынешних жестких требованиях к деятельности участников финансового рынка (банкам, микрофинансовым и лизинговым организациям и прочим) нецелесообразно вводить еще и дополнительные требования, поскольку они не способствуют удорожанию услуг для конечного потребителя, влекут увеличение рисков признания заключенных сделок недействительны­ми, что в конечном счете может привести к коллапсу финансового сектора по причине потребительског­о экстремизма.
Екатерина, 22.05.2020 17:38
1
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение
Выше высказана точка зрения с позиции банков и небанковских кредитно-финанс­овых организацией. Выскажу свою точку зрения с позиции непосредственно­го потребителя финансовых услуг.

I. Да в Гражданском кодексе Республики Беларусь заложен принцип добросовестност­­и и разумности участников гражданских правоотношений, и предполагается, что он относится ко всем участникам в равной степени. Однако в текущих реалиях потребитель финансовых услуг - физическое лицо, никак не может добиться его реализации. Банками финансовые услуги потребителю оказываются на основе договора присоединения. И потребитель, не то что может согласовать какое-то изменение в этом договоре, для соблюдения принципа добросовестност­и и разумности, ему даже не предоставляется практическая возможность с ним ознакомиться. Дело в том, что банки договор присоединение размещают на своем веб-сайте, не в виде одного документа в одном определенном месте, а в виде нескольких документов разбросанных на нескольких различных веб страницах сайта. Непосредственно в отделении банка, потребителю предлагается подписать только согласие на присоединение к договору, а ознакомиться с договором отправляют на веб-сайт. Например, для использования только банковской карточки, вам как минимум нужно изучить: 1. Общие условия договора текущего (расчетного) банковского счета, 2. Договор текущего (расчетного) банковского счета, 3. Перечень вознаграждений за услуги, оказываемые физическим лицам, 4. Правила пользования банковскими платежными карточками, 5. Лимиты по карточкам. 6. Договор дистанционного обслуживания клиентов-физиче­ских лиц. А потом вы обнаружите у себя в выписке по банковской карте, ежемесячный платеж в размере 1.5 рубля (что честно говоря на порядок выше себестоимости СМС рассылки), и оказывается, вы плохо искали на веб-сайте и не нашли документ Договор оферты на оказание услуги смс-оповещение, на который вас по умолчанию подписали. А потом, еще выясниться, что кроме Правил пользования банковскими платежными карточками, есть еще Памятка держателя банковских платежных карточек, в которой вы оказывается имеете очень много обязанностей перед банком, в том числе “не оставлять мобильный телефон выключенным на долгое время”. А попробуйте самостоятельно найти на сайте ЗАО ИдеяБанка Договор дистанционного обслуживания клиентов-физиче­ских лиц, из которого вы узнаете, что банк установил вам МЕСЯЧНЫЙ лимит на расходование ваших же денежных средств с вашего банковского счета, который вы не имеете право изменить. Таким образом, теоретически потребитель имеет возможность ознакомиться с договором, а практически он не в состоянии пересмотреть все веб страницы сайта банка, и найти все документы. Более того, банки в договоре присоединения оставляют за собой право в одностороннем порядке его изменять с уведомлением потребителя, путем размещения информации у себя на сайте. При этом пользуются таким правом несколько раз в месяц, размещая на сайте информацию, что в договор, внесены изменения, а где и какие часто не упоминает. Добавлю, что среднестатистич­еский потребитель имеет не только банковскую карточку в одном банке, а зарплатную в одном и расчетную в другом. Кроме этого у него есть депозит и кредит в третьем и четвертом банке. Получается вы практически не в состоянии отслеживать изменения в договоре, и банки этим постоянно злоупотребляют. Сегодня банк вам разрекламирует и убедит выпустить бесплатную карту да еще с кэш-бэк, а завтра по ней введет ежемесячную плату за обслуживание, и значительно ухудшит условия начисления кэш-бэк. В общем, где здесь соблюдение банком принципа добросовестност­­и и разумности участников гражданских правоотношений?

II. Да, на сегодняшний день в Республике Беларусь уже существует система защиты прав потребителей, в которой участвуют:
1.Суд.
2. Общественные объединения по защите прав потребителей
3. Отделы/управл­е­ния торговли и услуг в местных исполнительных органах государственног­­о управления.
4. Соответствующие подразделения Министерства антимонопольног­­о регулирования и торговли.
5. В сфере оказания финансовых услуг — соответствующее подразделение Национального банка Республики Беларусь.
Однако на практике осуществить защиту своих прав в сфере финансовых услуг остается проблематично.
1.Суд предполагает высокие временные и материальные издержки, которые в большинстве случаев превышают причиненный имущественный ущерб при недобросовестно­м оказании банковских услуг. С вас списали излишнюю сумму комиссии, вам не доплатили проценты по депозиту и т.п. Такой имущественный ущерб экономически нецелесообразно взыскивать с банка через суд. А принимая во внимание условия на которых заключается договор с банком (см. п. I), существует большой риск проиграть дело в суде. Посмотрите судебную практику, как часто рассматриваются в судах дела из сферы финансовых услуг за исключением вопросов, касающихся кредитов?
2. Общественные объединения по защите прав потребителей, по сути та же защите своих прав через суд, где представителем потребителя выступает общество по защите прав потребителя. При этом материальные издержки на защиту своих прав, будут такого же порядка.
3. Отделы/управл­е­ния торговли и услуг в местных исполнительных органах государственног­­о управления, и Министерство антимонопольног­­о регулирования и торговли все претензии на недобросовестно­сть оказания финансовых услуг, нарушение прав потребителя в области финансовых услуг перенаправляют в Национальный банк Республики Беларусь и не рассматривают их по существу.
4. В Национальном банке Республики Беларусь сложилась практика не вникая в суть претензии потребителя направлять ее в банк, на который поступила претензия. Даже Управление "Кредитный регистр" Национального банка Республики Беларусь в случае поступления от потребителя обращения о недостоверных сведениях в кредитной истории, перенаправляет обращение в банк, внесший недостоверные сведения, и не проверяет ни кредитную историю, ни сведения в ответе банка. Непонятно, чем вызван такой подход. В том же Министерства антимонопольног­­о регулирования и торговли гораздо внимательней подходят к рассмотрению обращений граждан в сфере торговли. Возможно в Национальном банке сотрудники из-за большого количества случаев перегружены обращениями потребителей, и физически не имеют возможности их рассматривать.
5. Есть еще один механизм регулирования - конкуренция. Однако в Республике Беларусь только 23 банка, которые оказывают услуги физическим лицам.И конкуренция между ними заключается, в том, как лучше в сравнении с конкурентами прорекламироват­ь потребителю достоинство своего банковского продукта, и как лучше спрятать все его недостатки (см. п. I).

Учитывая вышеизложенное, на мой взгляд у банков нет мотивации вести себя добросовестно и урегулировать конфликтные ситуации путем переговоров. Предположу, что они прекрасно осознают, что в редких случаях дело дойдет до суда, поэтому экономически выгодней получить за счет недобросовестны­х действий с большинства потребителей финансовую выгоду, которая перекроет судебные издержки.


Исходя из вышеизложенного на мой взгляд в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг необходимо предпринять какие-то действия. Правда логичней не создавать какой-то отдельный Центр, а организовать в Национальном банке работу структурного подразделения, которое будет заниматься защитой в прав потребителей в сфере финансовых услуг. При этом внести изменения в соответствующие законодательные акты, для наделения этого подразделения соответствующим­и полномочиями. Для финансирования деятельности этого подразделения, будет неправильно взимать взносы с исполнителей финансовых услуг, среди которых есть добросовестные и что повлечет увеличение себестоимости финансовых услуг. На мой взгляд лучше будет, в случае если данным подразделением будет установлено нарушение прав потребителя, повлекшее причинение ему материального ущерба, взыскать с недобросовестно­го исполнителя финансовых услуг сумму ущерба, например в двойном размере. При этом вторая часть пойдет в бюджет данного структурного подразделения, для финансирования его деятельности. Также необходимо предусмотреть механизм обжалования решения данного подразделения исполнителем финансовых услуг, в том числе и в судебном порядке.
Игорь, 22.05.2020 18:53
0
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение
В Законе о защите прав потребителей, необходимо в Статье 10. - Право потребителя на свободный выбор товара (работы, услуги), дополнить Пункт 4. - Установление каких-либо иных преимуществ, прямых или косвенных ограничений при выборе товара (работы, услуги) не допускается, за исключением преимуществ или ограничений, предусмотренных законодательств­ом, следующим содержанием: Изготовитель (продавец, поставщик, представитель, исполнитель) обязан в случае отказа потребителю в продаже товара (выполнению работы, оказанию услуги) указать причину отказа.

Поскольку большинством банков в договоре присоединения прописывается право банка без объяснения причин отказать потребителю в оказании финансовой услуги. При этом банки в случае отказа в оказании услуги ссылаются на принцип Гражданского кодекса: “граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законодательств­ом или добровольно принятым обязательством (принцип свободы договора).” Но игнорируют принцип Гражданского кодекса: “субъекты гражданского права участвуют в гражданских отношениях на равных, равны перед законом, не могут пользоваться преимуществами и привилегиями, противоречащими закону, и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов (принцип равенства участников гражданских отношений).” При этом потребителю, когда не приводится причина отказа, проблематично доказать, что имело место неправомерное ограничение в выборе финансовой услуги, отдается предпочтение другим потребителям (например, другой социальной группе) или имела место дискриминация. Вопросы о причине отказа в финансовой услуге, вообще бы не возникали, если бы в договоре на оказания финансовых услуг были прописаны причины, по которым банк вправе отказать в оказании финансовой услуги.
Игорь, 22.05.2020 20:57
0
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение
Обсуждение продлить. Выделить из предмета предполагаемых к регулированию законопроектом общественных отношений, отношения, вытекающие из договоров потребителей с банками. Принять на эту тему по возможности лаконичный, понятный, ОТДЕЛЬНЫЙ закон. По примеру РФ - Федеральный закон от 21.12.2013 N 353-ФЗ (ред. от 03.04.2020) "О потребительском кредите (займе)". Плюс конкретизироват­ь статью 150 БК РБ в части права потребителя на досрочное погашение кредита - дабы исключить всякие, до настоящего времени еще имеющие место в нашей стране возможности для банков, нарушать права потребителей финансовых услуг в этой части. Например, "Белгазпромбанк­" при частичном досрочном погашении аннуитетного кредита уменьшает тело кредита, но продолжает взыскивать проценты согласно графика платежей, тем самым многократно фактически (и скрыто) повышая процентную ставку по кредиту. Хотя тот же банк в РФ (Белгазпромбанк - "дочка" российского "Газпромбанка") не позволил бы себе такого, а был бы обязан в установленный законом срок пересчитать и предоставить потребителю обновленный график платежей либо с сокращением общего срока кредита, либо с уменьшением ежемесячного платежа.
Все остальное - забалтывание проблемы лоббистами коммерческих банков.
Олег Волков, 23.05.2020 11:15
0
Закрыто: Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей» - Общественное обсуждение
Модератор новостей,

Риторический вопрос: зачем нужен Центр, если есть суды? Суды не знают, что такое "овердрафт" или "лизинг"? Если у судов есть проблемы с пониманием сути и особенностей оказания фин.услуг (далеко не все исполнители фин.услуг объективно знают про это, особенно в части, связанной с функционировани­ем ИТ, международных расчетов, пониманием теории и сути лизинга и оборота персо-данных), то надо повышать уровень квалификации судей и совершенствоват­ь законодательств­о, а не передавать часть судебной власти (принадлежащей, между прочим, согласно Конституции именно судам) неким "фондам", финансируемым на основе "доброврльных" (по проекту Закона - уже обязательных, кстати, что противоречит ГК) взносов и призванных по ГК осуществлять социальные, культурные, образовательные и т.п. цели, не имеющие отношения к правосудию (то же не соответствие ГК).
Далее, решение Центра нельзя обжаловать по существу. Т.е. члены совета Центра (не известно кто и с каким образованием, опытом какой юридической работы) примут решение, которое нельзя исполнителю услуг отменить в судебном порядке. Т.е. если потребитель не согласен с решением центра - он может тот же спор передать в суд, а если исполнитель не согласен - дорога в суд закрыта. Третейские и т.п. суды (органы) - это др. дело, там сам исполнитель сам добровольно определяет, что решение такого-то органа будет для него обязательным и суд его уже по существу не отменит. А если решение Центра будет неправовым, необоснованным по законодательств­у, а принятым с учетом сострадательног­о психологическог­о отношения к потребителю (кое вполне может иметь место)? ...

Предложения ...

1. По ст.2 (с учетом проектируемых поправок).

1.1. В п.2 слова «(соглашений)» и « в установленном законодательств­ом порядке» лишние.
1.2. В п.3 указано на «отношения, вытекающие из договоров потребителя с банком, небанковской кредитно-финанс­овой организацией».

Вместе с тем, эта оговорка, по сути, обнимает собой все возможные договоры, в т.ч. не относящиеся к банковской деятельности.

Т.о., возможно, такое указание излишне и не преследовалась разработчиками проекта.

2. По ст.5 (с учетом проектируемых поправок).
Новый пп.1.9 в п.1 не имеет смысла. Принцип добросовестност­и является общегражданским­, а не только применительно к банковской деятельности (ст.2 ГК). Такому принципу должно соответствовать всякое и любое поведение всех субъектов права, как в качестве потребителей, так и предпринимателе­й. Если преследовалась цель подтвердить (что само по себе лишне) действие принципа в сфере «потребительски­х» отношений, то тогда его следует сформулировать применительно не только к фин.услугам, но и иным, а также к выполнению работ и реализации товаров. При этом принцип добросовестност­и – не однобокого, о двустороннего действия – поведение самого потребителя также должно ему соответствовать (всем известно явление «потребительски­й экстремизм»). В противном случае, это нарушает логику и закрепляет несправедливое правовое регулирование. Также корректно говорить о принципе добросовестност­и, но не «оказания услуг», а вообще, т.к. он пронизывает собой всякое поведение, как до, так и во время и после оказания услуг.
Кроме того, не следует вводить различную терминологию – слово «(ответственног­о)» излишне. Общепринято называть этот принцип «добросовестнос­ти». Также, в п.1 ст.40-1 принцип сформулирован несколько уже, чем в общегражданском понимании. Не может быть одного принципа с различным «наполнением». К тому же, принцип нельзя «оцифровать» закрытым перечнем конкретных примеров, что подразумевается в п.2 этой же статьи. Всегда будут ситуации, не подпадающие под установленные примеры, но требующие применения принципа. Аналогично – ч.3 п.3.
Игорь Соколовский, 23.05.2020 16:59
1
 

Для участия в обсуждении необходимо зарегистрироваться.

Зарегистрироваться


Главная   –  Обсуждение проектов правовых актов  –  Проект Закона Республики Беларусь «Об изменении законодательных актов по вопросам защиты прав потребителей»