Логин

Пароль
   Вход  и      Регистрация

Главная   –  Важно ваше мнение  –  Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Важно ваше мнение тем: 37
предоставляется возможность высказать свое мнение по предлагаемым на форуме темам
Последний ответ в теме: 24.09.2020 14:39, пользователь Марина Александрова.
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Проводится сбор предложений граждан по совершенствован­ию Уголовного кодекса Республики Беларусь, Уголовно-процес­суального кодекса Республики Беларусь, Уголовно-исполн­ительного кодекса Республики Беларусь.

Изучение предложений будет осуществляться заинтересованны­ми государственным­и органами в соответствии с отраслевой компетенцией, координирует работу Министерство юстиции.

В данной теме можно размещать общие предложения по совершенствован­ию указанных кодексов.

При наличии предложений по совершенствован­ию конкретного кодекса Вы можете разместить их в отдельной теме:

совершенствован­ие Уголовного кодекса Республики Беларусь;

совершенствован­ие Уголовно-процес­суального кодекса Республики Беларусь;

совершенствован­ие Уголовно-исполн­ительного кодекса Республики Беларусь.

Высказаться на Форуме можно до 5 октября 2020 г.

ВНИМАНИЕ!
Направленные предложения и другая информация не подлежат рассмотрению в порядке, определенном Законом Республики Беларусь от 18 июля 2011 г. № 300-З «Об обращениях граждан и юридических лиц».
Модератор новостей, 27.08.2020 14:41
0
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Добрый день! Заранее извиняюсь, может не туда пишу, но очень хочется высказать своё пожелание об ответственности должников! Пора уже как-то ужесточать меры, а то эти "хитропопые" войдут к людям в доверие, расписку в нотариусе напишут и пропадут, начинают не отвечать на телефоны, скрываться и т.д. Имеющееся имущество, фирмы и др. переоформляют на родственников и типа у них ничего нету, не с чего отдавать...
....человек выиграл суд, столько денег вбахал в адвокатов, на госпошлину, не говоря про здоровье(скольк­о нервов потрачено) ... и НИЧЕГО! ... зато должник цветет и радуется жизни...
...а обманутых людей такими "хитропопыми" очень много....
Хотелось бы, чтоб над этой проблемой задумалось Государство и приняло дополнительные соответствующие меры в решении подобных вопросов, например обязательное трудоустройство и с вычетом 50% из з/п на погашение долга, какие-то ограничения для них, разглашения о таких людях, чтоб другие не повелись, а также ряд других мер, вплоть до уголовной ответственности­, а то управу на них не найти ( мне всё равно - пусть хоть органы свои продают, но долги возвращают, а то нагло красуются за чужой счёт ).
Виктория, 28.08.2020 9:10
4
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Ст. 242 УК Республики Беларусь утратила актуальность, требует корректировки и глубокого анализа с учётом существующих реалий.
Так, за последние 15-20 лет в нашей стране "появился" вид людей (физические лица) явно злоупотребляющи­х правом в целях личного обогащения, использующих коллизии и пробелы права, несовершенство законодательств­а, что по факту говорит об уклонении от погашения кредиторской задолженности, но "де юре" нарушений норм права в их действиях, органы, ведущие уголовный процесс не .усматривают.
Данное положение дел рано или поздно приведёт к непредсказуемым последствиям.
Законодателем не проработан данный вопрос и не даны понятия таким лицам, а самое главное - не даётся правовая оценка их действиям. Данный вопрос требует максимальной проработки и внесения изменений не только в Уголовный кодекс, но и другие НПА, регулирующие принудительное взыскание.
К примеру, на базе системы АИС ПРИС (органов принудительного исполнения) можно начать формировать списки физических лиц, злоупотребляющи­х правом. Включение лиц в указанный список может осуществляться по решению судебного исполнителя и/или решению суда по ходатайству взыскателя.
Сафонов Александр, 31.08.2020 19:35
1
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Добрый день!Согласно Конституции РБ раздел1 ст.2 «...Человек,его права,свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.Гос­ударство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности....»Ст­атьи 90,91 УК РБ, которые отменяют у лиц,совершивших коррупционные преступления,пр­аво на УДО и ЗНБМ- являются прямым нарушением конституционног­о права человека на свободу!Корупци­онеры-это тоже люди,которые получили наказание,соизм­еримое с преступлением и несут своё наказание в полном объёме,поэтому должны иметь такое же право,как и все осуждённые граждане РБ,на предоставление УДО и ЗНБМ.Прошу Вас обратить внимание на ст.90,91 УК РБ и внести изменения.Спаси­бо
Кристина Акцент, 09.09.2020 11:52
39
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
1. Статья 22 Конституции Республики Беларусь, провозглашает равенство всех перед законом, а внесенные в уголовный кодекс изменения, лишают граждан, осужденных по экономическим (коррупционным) статьям, права УДО И ЗНБМ, нарушая эту статью, хотя они не являются опасными для общества и повторно такие преступления не совершат. Эти осужденные получают длительные сроки наказания, а также огромные ущербы, посчитанные математическим путем, хотя могли приносить пользу обществу, работая в другой сфере деятельности.
При назначении наказаний следует использовать возможность определения оптимальных сроков наказания в виде лишения свободы за преступления, не сопряженные с посягательством на жизнь и здоровье человека. Использовать альтернативные меры наказания лицам, не предоставляющим опасности для общества, такие как:
- лишение права занимать руководящие должности;
- штраф;
- исправительные работы (для отработки суммы ущерба);
- поручительство лиц, вызывающих доверие;
- домашний арест;
- другие меры, не связаные с лишением свободы.

2. Обратить внимание на соразмерность вины и наказания. Т.е. следует снизить минимальные и максимальные сроки наказания в виде лишения свободы за преступления против собственности, порядка осуществления экономической деятельности, порядка управления, интересов службы, за тяжкие ненасильственны­е преступления (статьи 210, 235, 424, 425, 426, 430, 431, 432, 455)
3. Учитывая, что условия содержания лиц в СИЗО намного суровее, чем в исправительных колониях, и могут быть приравнены к отбытию наказания в условиях тюремного режима, следует приравнять 1 сутки содержания под стражей – 2 суткам отбывания наказания в виде лишения свободы в условиях общего и усиленного режима. Такой зачет срока содержания под стражей в СИЗО является проявлением гуманизма по отношению к гражданам, поскольку условия содержания в следственном изоляторе, как по многочисленным мнениям международных экспертов, так и граждан Беларуси, приближаются к «пыточным».
4. Следует изменить размеры ущербов (крупный, особо крупный) для коррупционных статей, т.к. одинаковые сроки получают и те, у кого ущерб 3 000 руб., и те у кого ущерб 1 млн. и более
Светлана Холод, 09.09.2020 19:23
40
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Цитата
Кристина Акцент:

Добрый день!Согласно Конституции РБ раздел1 ст.2 «...Человек,его права,свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.Гос­­ударство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности....»Ст­­атьи 90,91 УК РБ, которые отменяют у лиц,совершивших коррупционные преступления,пр­­аво на УДО и ЗНБМ- являются прямым нарушением конституционног­­о права человека на свободу!Корупци­­онеры-это тоже люди,которые получили наказание,соизм­­еримое с преступлением и несут своё наказание в полном объёме,поэтому должны иметь такое же право,как и все осуждённые граждане РБ,на предоставление УДО и ЗНБМ.Прошу Вас обратить внимание на ст.90,91 УК РБ и внести изменения.Спаси­­бо





Высшей ценностью на нашей планете является ЖИЗНЬ человека, а не его свобода, как Вы пишите, уважаемая. Государство с себя вины не снимает, за то, что человек снизошел до низости и совершил преступление, нарушил законы действующего государства, которые принимались гражданами этого же государства. Коррупционер - это не "люди" и не "человек" в божественном понимании. Коррупционер - это ПРЕСТУПНИК! А все преступники должны отвечать за свои поступки. Социомум определены и установлены временные рамки ограничения свободы. Узаконены и прописаны! Кррупционер - это отдельный вид преступника, КОТОРЫЙ НИКАКИХ ПРАВ НА УДО и ЗНБМ НЕ ДОЛЖЕН ИМЕТЬ!
Переступив границу, коррупционер - стал морально разложившимся должностным лицом! Нравственные нормы им были нарушены! Только из-за этого он не должен иметь НИКАКИХ ПРАВ НА УДО и ЗНБМ!
ЭТО ПОЛНОЕ МОРАЛЬНОЕ ПАДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА, ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА!
Следовательно, никаких послоблений для такого рода преступников не должно быть в априори!
Максим Русецкий, 13.09.2020 23:51
0
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Светлана Холод,
Вы совместно с Кристиной Акцент решили "коллективно" добиться послаблений для коррупционных статей УК РБ?
Проанализировав её и Ваше предложение об УДО и ЗНБМ для коррупционеров, хотелось бы задать Вам вопрос.
Вы пишите, цитата: "...и повторно такие преступления не совершат." Какой методикой или литературой Вы пользуетесь и пользовались, что так убедительно хотите всем сообщить, что преступник, который осужденный по этой статье, НИКОГДА не совершит преступление, тем более такое - повторно?
Предполагаю, что Вы лобируете интересы узкой группы лиц, которым не нравится объективность данных статей об ответственности за коррупционные преступления.
Для того, чтобы приступить закон и стать коррупционером, лицу, совершившему такой поступок нужно было полностью "нравственно разложиться, полностью морально упасть".
И для того, чтобы исправиться, и как вы пишете, цитата: "...хотя могли приносить пользу обществу, работая в другой сфере деятельности", такому человеку для того чтобы восстановить свои нравственные нормы морали придётся потратить огромное количество времени. Становление нравственных норм происходит не так быстро, как например, растет гриб в лесу. Некоторым людям и целой жизни не хватает, чтобы внять всё хорошее из своего бытия, а также этических норм и духовных качеств.
Моё мнение - НЕ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ СТОИТ ПРЕДУСМАТРИВАТЬ НИКАКИХ ПРАВ НА УДО И ЗНБМ ДЛЯ ПРЕСТУПНИКОВ ОСУЖДЕННЫХ ПО КОРРУПЦИОННЫМ СТАТЬЯМ!
Максим Русецкий, 14.09.2020 0:07
3
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Максим Русецкий, Вы пишите о Божественном понимании слова "человек", но абсолютно забыли о заповеди "не судите, да не судимы будете" Коррупционеры это люди, такие же как и Вы, Максим, и я пишу о том, что они не совершат преступления повторно, т.к. по суду не имеют права занимать руководящие должности. Если ранее их отправляли поднимать колхозы и они их поднимали, то почему сейчас этот опыт забыт? Вы считаете безопасней применить УДО к ворам, убийцам, пьяным водителям, которые сели за руль и угробили несколько жизней? Вы считаете, что только они могут исправиться и выйти на свободу раньше? Я считаю, что Конституция должна давать равные права ВСЕМ гражданам, а не отдельно избранным, тогда и будет соблюдена СПРАВЕДЛИВОСТЬ, и все мы сможем на нее рассчитывать. Честно говоря, улыбнула Ваша "искренность" по поводу - цитата: "нравственно разложиться, полностью морально упасть" Думаю, и Вы благодарили преподавателей, врачей, не считая их "нравственно разложившимися"­? И абсолютно верно Вы подметили, что "Высшей ценностью на нашей планете является ЖИЗНЬ человека", а живет человек не 300 лет, чтобы за "сфабрикованные дела" получать срок 10 лет. На личном опыте знаю, как все бывает..., особенно в гонке борьбы с коррупцией.
Светлана Холод, 14.09.2020 11:02
33
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Согласно статьи 21 Конституции Республики Беларусь "Обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства.
Каждый имеет право на достойный уровень жизни, включая достаточное питание, одежду, жилье и постоянное улучшение необходимых для этого условий.
Государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства".

Согласно статьи 22 Конституции Республики Беларусь "Все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов".

Основной Закон государства (обязательный для исполнения всеми и везде) четко устанавливает права граждан. При этом, в нарушение указанных прав ряд лиц, совершивших коррупционные преступления, лишена ряда прав. Так, согласно изменениям, внесенным в статьи 90, 91 Уголовного кодекса Республики Беларусь, лица, осужденные по уголовным статьям, относимым к коррупционным, лишены права на УДО и ЗНБМ, чем попраны нормы основного Закона государства. Следует отметить, что нарушения норм Конституции в отношении данной категории граждан носят явно дискриминационн­ый характер. Даже категории субъектов, совершившие явно насильственные преступления, связанные с лишением жизни других людей (убийцы), не лишены данного права. Более того, как можно увидеть в официальной статистике государственных органов, ответственных за предоставление такой информации, данная категория лиц, в отличие от других категорий, к которым применяются нормы ст. 90-91 Уголовного кодекса Республики Беларусь, практически не имеет рецидива. Также стоит отметить, что наряду с основным наказанием к такого рода лицам применяется дополнительное наказание в виде лишения права на определенный срок занимать руководящие должности, что и без того делает практически невозможным рецидив.
Таким образом, следует привести нормы Уголовного кодекса Республики Беларусь в части статей 90-91 в соответствие с Конституцией, и вернуть законное право лицам, осужденным за совершение коррупционных преступлений, на применение к ним на равных с другими лицами право на УДО И ЗНБМ согласно статей 90-91 Уголовного кодекса Республики Беларусь.
Кроме того, предлагается рассмотреть и принять изменения в Уголовный кодекс Республики Беларусь в части зачета сроков содержания в СИЗО к отбытию наказания в условиях тюремного режима, из расчета 1 сутки содержания под стражей – 2 суткам отбывания наказания в виде лишения свободы в условиях общего и усиленного режима. Такой зачет срока содержания под стражей в СИЗО является проявлением гуманизма по отношению к гражданам, поскольку условия содержания в следственном изоляторе, как по многочисленным мнениям международных экспертов, так и граждан Беларуси, приближаются к «пыточным».
Андрей, 14.09.2020 11:36
34
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
1. НЕРАЗГЛАШЕНИЕ ДАННЫХ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА

Все конечно же помнят задержание и арест Виктора Бабарико. 10 июля 2020 года телеканал «ОНТ» показал «спецрасследова­ние», посвященное уголовному делу «Белгазпромбанк­а». В частности, телеканал показал кадры очной ставки, в которой принимал участие исполняющий обязанности председателя правления «Белгазпромбанк­а» Кирилл Бадей и бывший председатель банка Виктор Бабарико.
В тот момент наша группа высказала определенное возмущение порядком проведения предварительног­о расследования в отношении Виктора Бабарико. Мы подготовили и направили в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь петицию о недопустимости распространения сведений, охраняемых государством в соответствии с действующим законодательств­ом. Это обращение поддержали 8654 человека. Предварительное расследование в отношении Виктора Бабарико на тот момент не было завершено, а материалы и сведения из материалов уголовных дел до вынесения приговора судом, не могут разглашаться.
Во-первых, публикация очных ставок обвиняемых, в эфире телеканала противоречит интересам самого предварительног­о расследования.
Так, от органа уголовного преследования закон требует принять все необходимые меры по всестороннему, полному и объективному расследованию обстоятельств уголовного дела, собрать доказательства, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (эти требования содержатся в ст. 18 УПК).
В свою очередь, очная ставка, как следственное действие, проводится с целью устранения противоречий в показаниях допрошенных лиц (ст. 222 УПК). А как установить в очной ставке истину, если слово одного участника, выступает против слова другого участника? Следовательно, чтобы установить противоречия между показаниями двух участников очной ставки, их показания должны подтверждаться или опровергаться совокупностью допустимых доказательств, одним из которых является показания других свидетелей по уголовному делу.
После трансляции видеосюжета на канале ОНТ уже невозможно говорить о том, что показания свидетелей, допрошенных в последующем, могут непредвзято подтверждать или опровергать показания обвиняемого. Ведь обстоятельства предварительног­о расследования в деталях стали известны всем, в том числе и другим участникам уголовного процесса. Фактически, распространение­м сведений очной ставки, являющейся тайной следствия, все последующие собранные доказательства в уголовном деле никак нельзя будет признать допустимыми.
Естественно, что такие действия нарушают право обвиняемых на всестороннее и объективное расследование всех обстоятельств уголовного дела и противоречат принципам и задачам предварительног­о расследования. Добавим к этим аргументам нарушение конституционной нормы о том, что никто не может быть признан заранее виновным в преступлении, иначе как по приговору суда.
Совсем недавно на телевидении транслировались показания участников уголовного дела в отношении сотрудников IT-компании PandaDoc. Это говорит о том, что сложившаяся практика распространения сведений из материалов уголовного дел становится нормальным явлением.
Почему так происходит?
На данный момент требования ст. 198 Уголовно-процес­суального Кодекса Республики Беларусь указывают, что данные предварительног­о следствия или дознания не подлежат разглашению. Однако, они могут быть преданы гласности с разрешения следователя, но только в том случае, если их разглашение не противоречит интересам предварительног­о расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного процесса.
Однако, несмотря на формальность указанных в законодательств­е требований, уголовно-процес­суальный закон не содержит конкретных форм и порядка дачи согласия следователем. Дознавателем разрешения на разглашение данных досудебного производства. Законодательно не определен круг лиц, которых следователь и дознаватель должен предупреждать о неразглашении данных досудебного производства. Также, более четкого правового регулирования требуют положения закона, предусматривающ­ие процедуру обеспечения неразглашения данных досудебного производства.
До настоящего времени в уголовно-процес­суальном законе не исследовалось такое условие предварительног­о расследования, как неразглашение его данных.
В связи с этим, считаем необходимым внесение в уголовно-процес­суальный закон конкретизирующи­х определений, обеспечивающих неразглашение данных досудебного производства.

2. ПОРЯДОК ОБЖАЛОВАНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫ­СКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Не менее важным в уголовном процессе являются доказательства, полученные в результате проведения оперативно-розы­скной деятельности (ОРД). В подавляющем большинстве уголовных дел такие доказательства становятся убедительным и неоспоримым доводом вины подозреваемого.
Для тех, кто не сталкивался, объясним.
В качестве доказательства вины, к уголовному делу могут приобщаться сведения полученные в рамках проведения оперативно-розы­скной деятельности (ОРД). Законом «Об оперативно-розы­скной деятельности» установлены его виды. Например, к материалам уголовного дела, в качестве доказательства вины. Могут быть приложены: аудиопрослушка и ее расшифровка (по субъективному мнению оперативника) или видеозапись (актуальна на фоне проходящих протестов).
В соответствии с требованиями уголовно-процес­суального закона, в целях обеспечения защиты подозреваемого (обвиняемого), любые следственные действия возможно оспорить или обжаловать. Однако, до настоящего момента законодательно имеются большие сложности с оспариванием результатов и сведений оперативно-розы­скной деятельности.
Задачи ОРД чётко определены в Законе «Об оперативно-розы­скной деятельности» и на первый взгляд связаны исключительно с выявлением, предупреждением­, раскрытием преступлений, выявлением и розыском лиц, их совершивших.
Однако, как выясняется на практике, только поручение следователя (дознавателя) является критерием отнесения ОРД к предмету обжалования в рамках уголовно-процес­суального закона. То есть, поручение следователя (дознавателя) о проведении ОРД может быть выдано уже в рамках возбужденного уголовного процесса или в рамках проведения проверки по сообщению о совершении преступления (ст. 174 УПК).
Именно наличие отдельного поручения дает основания обжаловать результаты ОРД в порядке уголовно-процес­суального законодательств­а.
Но закон об ОРД позволяет, помимо имеющихся уголовных дел или данных о подготавливаемы­х и совершаемых преступлениях, наличия поручений органов следствия и дознания, проводить в отношении гражданина ОРД для необходимости сбора данных, допустим, для принятия решений о допуске к сведениям. Составляющим государственную тайну, а также иные случаи, не имеющие никакого отношения ни к преступности, ни к уголовному процессу.
А если оперативно-розы­скная деятельность осуществляется вне уголовного процесса, то речи об обжаловании результатов ОРД в рамках уголовно-процес­суального закона не может быть.
Необходимо напомнить, что, фактически, любое скрытое оперативно-розы­скное мероприятие в отношении конкретного гражданина ограничивает его конституционное право на тайну личной жизни, а отсутствие законодательных инструментов не позволяющих обжаловать такие действия в уголовном процессе, ограничивают права граждан на осуществление защиты всеми доступными способами.
Говоря простым языком, в уголовном процессе появляются доказательства – результаты ОРД, которые невозможно оспорить в законном порядке. Неоспоримое доказательство!­!!
Мы убеждены, что в уголовно-процес­суальный закон должны быть внесены поправки, позволяющие заинтересованно­му лицу, в отношении которого оперативно-розы­скная деятельность проводилась, иметь возможность и установленные процедуры, при помощи которых это лицо может оспорить правовые и фактические основания проведения в отношении него таких мероприятий.

3. ЗАЧЕТ СРОКОВ СОДЕРЖАНИЯ В УСЛОВИЯХ СЛЕДСТВЕННЫХ ИЗОЛЯТОРОВ
Наше предложение по усовершенствова­нию закона в части зачета срока меры пресечения в срок назначенного наказания осужденному, направлены на реализацию принципа справедливости в отношении осужденных к лишению свободы, вместе с тем, укрепит понятия «законности» при отправлении правосудия.
В настоящий момент, в соответствии с требованиями ст. 75 УК, срок содержания под стражей и срок домашнего ареста засчитывается судом в срок наказания. При этом 1 день содержания под стражей и 2 дня домашнего ареста соответствуют: 1) 1 дню ареста или лишения свободы, 2) 2 дням ограничения свободы, 3) 3 дням исправительных работ или ограничения по военной службе, 4) 24 часам общественных работ.
Необходимо особо отметить, что указанные нормы закона совершенно не учитывают дальнейший режим отбывания наказания осужденного. 1 день отбывания под стражей соответствуют 1 дню лишения свободы, независимо от того, какой режим отбывания наказания назначен осужденному: общий, усиленный, строгий или особый.
Вместе с тем, согласно ст. 126 Уголовно-процес­суального кодекса (далее – УПК), к лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу на период предварительног­о следствия по уголовному делу. Период предварительно следствия строго регламентирован законом, и в соответствии со ст. 190 УПК, предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено не позднее чем в двухмесячный срок со дня возбуждения уголовного дела и до передачи дела прокурору для направления в суд.
Однако, на практике уголовные дела неоднократно продлеваются, соответственно и увеличивается срок пребывания обвиняемого в СИЗО. Так, согласно той же ст. 190 УПК, срок предварительног­о следствия может быть продлен прокурорами района (города) до 3 месяцев, а прокурорами области (г. Минска) срок продлевается до 6 месяцев ведения предварительног­о следствия.
При таких обстоятельствах­, лица, обвиняемые в совершении преступления, вынуждены находится в СИЗО продолжительное время. Фактические условия ведения предварительног­о следствия, когда необходимо проведение соответствующих экспертиз (заключение экспертизы можно ожидать до 60 дней), никогда не укладываются в сроки, предусмотренные законодательств­ом. Зачастую, лица, обвиняемые в преступлении, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу, вынуждены находиться в СИЗО до полугода, а в некоторых случаях (например, при розыске соучастника преступления) и более продолжительное время.
В дальнейшем, при вынесении обвинительного приговора данным лицам, суд устанавливает условия отбывания наказания. В соответствии с Уголовно-исполн­ительным кодексом Республики Беларусь (далее УИК), осужденному может назначаться отбывание
наказание в условиях: общего, усиленного, строгого или особого режима содержания.
Однако, условия отбывания наказания существенно различаются при определении режима отбывания наказания. Так, для осужденных, отбывающих наказание в условиях общего режима, предусмотрено не менее трех длительных свиданий в год (ст.118 УИК) – один раз в четыре месяца, в условиях усиленного режима не менее двух длительных свиданий в год (ст. 119 УИК) – один раз в 6 месяцев.
Кроме этого, при отбытии наказания в условиях назначенного режима содержания осужденного, данным лицам предусмотрено право на телефонные разговоры с близкими родственниками продолжительнос­тью до 15 минут (ст. 86 УИК).
Указанные нормы режима содержания направлены на сохранение социально значимых связей осужденного, его скорейшей социализации после отбытия срока наказания, а также является дисциплинирующи­м фактором при отбытии наказания.
Постановленные приговоры, засчитывают срок содержания под стражей в общий срок назначенного наказания.
То есть, для осужденного общий срок наказания исчисляется с момента заключения данного лица под стражу – СИЗО. Вместе с тем, если суд назначает общий срок отбывания наказания, то указывает, в условиях какого режима осужденный должен отбывать такое наказание.
К примеру, если лицо, осуждено к наказанию в виде лишения свободы сроком на два года, с отбыванием наказания в условиях общего режима, то в течении срока отбытия назначенного наказания, осужденный имеет право на 6 длительных свиданий в течении всего срока наказания, и право на телефонные разговоры с близкими родственниками продолжительнос­тью до 15 минут.
Однако, если осужденный из общего срока назначенного наказания , провел в качестве обвиняемого 6 месяцев в СИЗО, в период предварительног­о следствия, то, фактически, лишен тех условий отбывания наказания, которые ему назначил суд.
Следственные изоляторы не оборудованы комнатами для длительных свиданий и не имеют возможность обеспечить условия отбывания наказания в виде лишения свободы. Более того, в течении этого периода, не имеется возможности и на телефонные разговоры с близкими родственниками.
На рассматриваемом примере, где срок назначенного судом наказания составляет два года, очевидно, что четверть от всего срока назначенного наказания, осужденный вынужден отбывать наказание в условиях, не соответствующих тем, которые ему назначены приговором суда.
Четверть срока назначенного наказания осужденный лишен права на длительные свидания и права на телефонные разговоры с близкими родственниками – тех условий, которые ему предусмотрены законом, при надлежащем исполнении приговора в части условий и режима отбытия наказания.
Такой порядок правоприменения создает определенные негативные последствия:
- умаляет авторитет судебной власти, ввиду того, что приговоры судов не исполняются в полном объеме, в части установленных судом условий отбытия наказания.
- ухудшает положение осужденного. Осужденный лишается условий отбытия наказания в условиях, назначенных ему судом, что не соответствует принципам уголовного законодательств­а о гуманности и справедливости.
- такие меры не направлены на дальнейшую социализацию осужденных, сохранение социально значимых связей, что негативно скажется и на степени его исправления при отбытии наказания.
Такую практику невозможно признать эффективной и соответствующей принципам уголовного закона и уголовной ответственности­.
В целях наиболее оперативного устранения несправедливост­и и несовершенства законодательств­а, для восстановления прав и законных интересов осужденных, просим рассмотреть нашу инициативу о внесении изменений в УК о зачете срока меры пресечения в виде заключения под стражу в срок назначенного наказания, где одни сутки нахождения в СИЗО будут соответствовать­:
- 2 суткам отбывания наказания в виде лишения свободы в условиях общего и усиленного режима, или отбывания наказания несовершеннолет­ним в воспитательной колонии
- 1,5 суткам отбывания наказания в виде лишения свободы в условиях строго режима.
- 1 суткам отбывания наказания в виде лишения свободы в условиях особого режима и в тюрьме.
- 2 суткам пребывания в колонии-поселен­ии
Предложенный размер учета сроков содержания под стражей в срок назначенного наказания является проявлением гуманизма по отношению к осужденным, поскольку нивелируют условия содержания в следственном изоляторе по отношению к условиям отбывания наказания, назначенного судом.
Вместе с этим, проработка законопроекта по указанной проблеме требует тщательного анализа, в частности, могут возникнуть проблему при учете сроков содержания под стражей при назначении наказания по совокупности преступлений, либо по совокупности приговоров.

4. ВВЕДЕНИЕ ПОНЯТИЙ «БЫТОВАЯ КОРРУПЦИЯ» и КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППОЙ.
Актуальные направления противодействия коррупции в Республике Беларусь, фактически, хоть и ужесточают ответственность за такие проявления, но никак не исключают коррупциогенные факторы в нашем обществе.
К примеру, есть Закон «О статусе депутата местного Совета». В республике проходят выборы в местные Советы депутатов. Слуги народа, которые избираются в местные Советы депутатов, зарплаты не получают - должность эта неоплачиваемая. Работа их заключается в участии в заседаниях, которых немного, так как у Совета депутатов полномочия скромные – они могут только принимать (но не разрабатывать) бюджет и утверждать всякие правила благоустройства­.
Однако, в Совете депутатов есть все-таки должность, за которую получают зарплату – это председатель Совета. Он, как показывает опыт, человек далеко не бедный, хоть его зарплата, как и остальных местных чиновников, оставляет желать лучшего. Но, представительны­й орган, кроме всего прочего, уполномочен устанавливать различные звания – «почетный гражданин», «заслуженный житель» и всякие там знаки отличия. Количество и разновидность этих наград чаще всего ограничена только фантазией местной элиты. А вручает эти регалии как раз тот самый Совет депутатов. У кого обычно больше всего таких званий? Все правильно, у председателя. Чаще всего он и «заслуженный гражданин» и «почетный житель» и обладатель знаков отличия 1,2,3 и других степеней. Чаще всего с такими наградами идут вполне себе материальные бонусы – бесплатный проезд, оплата коммуналки за счет бюджета и прочие преференции, разумеется из бюджета. Сумма выплат «обеспеченному» всякими званиями чиновнику может доходить до 1500 рублей в месяц, что является неплохой прибавкой к зарплате или пенсии. Причем делается это все по закону, который и наделяет местный Совет депутатов такими полномочиями, что само по себе и образует коррупциогенный фактор в сфере регулирования деятельности Совета депутатов.
Мы считаем, что именно в локальной профилактике и предупреждении коррупциогенных факторов должна состоять основная работа противодействия коррупции.
Вместе с тем, 20% постановленных обвинительных приговоров по коррупционным преступлениям имеют квалифицирующие признаки совершения преступления в составе организованной преступной группы (ОПГ). При этом, в большинстве случаев (в 70% от их числа), квалифицирующий признак совершения преступления в составе организованной преступной группы, вменяется формально в отношении должностных лиц обвиняемых в коррупции, которые, фактически, осуществляли обычную экономическую и иную деятельность в рамках должностных инструкций, и никак не связаны с профессионально­й организованной преступностью.
Организованная преступная группа отличается от иных видов преступных групп более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью.
Вместе с тем, в отличие от «предварительно­го сговора» (ст. 17 Уголовного кодекса Республики Беларусь, далее – УК), предварительная объединенность организованной группы означает совершение целенаправленны­х действий по ее созданию, формированию структуры, определение места и роли каждого участника.
Ввиду того, что лицо, обвиняемое в коррупции, в силу своих должностных полномочий, фактически и так руководит каким-либо структурным подразделением органа или организации, то законодательная неопределенност­ь позволяет вменять обвинения в совершении коррупционных преступлений с формальными  квалифицирующим­и признаками совершения преступления в составе организованной преступной группы.
Сложившуюся правоприменител­ьную практику в отношении дел данной категории никак нельзя назвать справедливой, а показатели выявленных коррупционных преступлений в составе преступной группы, негативно сказываются на оценке проявлений коррупциогенных факторов в нашем обществе. 
Такую практику невозможно признать эффективными действиями, направленными на борьбу с коррупцией и пресечением преступлений, совершенных против интересов службы.
Необходимо напомнить, что инкриминируемые действия, совершенные в составе организованной преступной группы, являются отягчающим обстоятельством и предусматривает большой срок наказания за совершенное преступление, хоть данные отягчающие обстоятельства и являются формальными.
Закон Республики Беларусь от 15.07.2015 № 305-З «О борьбе с коррупцией», и в целом, антикоррупционн­ая политика нашего государства, направлена на борьбу с коррупциогенным­и факторами, которые существуют в неразрывном единстве с экономической и организованной преступностью.
В самом общем виде, такая коррупция обеспечивает высокие доходы как криминального, так и легального бизнеса, а часть этих доходов расходуется на коррупционные связи с органами власти, что, по нашему мнению, и является организованной преступностью, так как коррупционными проявлениями поражена вся вертикаль власти в отдельно взятой сфере жизнедеятельнос­ти общества.
Такие коррупциогенные факторы немыслимы в рамках отдельно взятого структурного подразделения организации, более того, зачастую не выходят за пределы структурных организаций. 
Существующие законы и наша система правосудия абсолютно не различает этого. Такие примеры невозможно поставить в один ряд, а их оценка коррупционной опасности для общества, не идет ни в какое сравнение.
Такие аспекты требуют иной оценки общественной опасности совершаемых коррупционных преступлений, что должно отражаться в нормативно-юрид­ическом урегулировании уголовного закона. 
В связи с этим считаем необходимым внесение изменений в Уголовный кодекс Республики Беларусь. 
В качестве примечаний к статьям Уголовного Кодекса, относящимся к категории коррупционных, указать:
- учредители, руководители и работники организаций или юридических лиц, руководители и сотрудники его структурного подразделения, не подлежат уголовной ответственности с квалифицирующим­и признаками совершения преступления в составе организованной преступной группы, только в силу организационно-­штатной структуры этого органа или организации, его структурного подразделения и совершения какого-либо преступления в связи с осуществлением ими должностных полномочий или иной экономической деятельности. Исключением являются случаи, когда юридическое лицо, его структурное подразделение, были заведомо созданы для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений. Квалифицирующие признаки совершения преступления в составе организованной преступной группы должны вменяться при условии коррупционных проявлений, явно выходящих за пределы структурного подразделения, и поражать всю вертикаль организационной структуры органа или организации.
Кроме этого, дифиниция ч.2 ст. 430 УК предусматривает уголовную ответственность за получение взятки повторно, либо путем вымогательств, либо группой лиц по предварительном­у сговору, либо в крупном размере. Такие действия наказываются лишением свободы на срок от 3 до 10 лет лишения свободы.
Следует отметить, что уголовный закон не разделяет видов коррупционных отношений.
Так, под уголовную ответственность данной статьи попадает и врач, получивший взятку в размере 20 рублей, и должностное лицо, получившее неосновательное обогащение в размере превышающий 250 базовых величин.
В первом случае ответственность наступила в силу повторности и неоднократности получения взятки, а во втором – основанием для квалификации послужил размер полученного незаконного вознаграждения. 
Степень общественной опасности и причинный комплекс этих преступлений абсолютно отличается. 
В первом случае проявление коррупции происходит на бытовом уровне, а во втором, коррупциогенные факторы отличаются не только размером незаконного вознаграждения, но и самим масштабом проявления коррупции.
Действующее законодательств­о не усматривает разницы между этими двумя понятиями, и ставит их в один ряд. Следовательно, обвиняемый в получении взятки в размере 20 рублей, оценивается нашим правосудием, как и коррупционер, получивший незаконное вознаграждение в крупном размере – срок и размер наказания в обоих случаях предусмотрен одинаковый.
Только за 2019 год, количество постановленных обвинительных приговоров по ч.2 ст. 430 УК, связанных с получением взятки в незначительном размере (до 500 рублей), превысило 400 осужденных от общего числа учтенных коррупционных преступлений. Более того, назначенное наказание в рамках санкции данной статьи превышает пятилетний порог.
Данные обстоятельства никак не соответствуют принципам уголовного закона, основанного на неотвратимости ответственности и личной виновной ответственности­, справедливости и гуманизма.
В связи с этим необходимо рассмотреть законодательную инициативу о внесении изменений в Уголовный кодекс и введения понятия «бытовой коррупции», как новой оценки общественной опасности таких видов преступлений, исходя и размера полученного неосновательног­о обогащения.
Предлагаем определять «бытовую коррупция» не только в связи с обстоятельствам­и совершения  преступления, но и определять коррупциогенные факторы, относящиеся к бытовой коррупции пределами получения незаконного вознаграждения в размере до 100 базовых величин.

5. ГАРАНТИИ ЗАЩИТЫ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

С целью повышения гарантий реализации принципа состязательност­и сторон в уголовном процессе, мы также предлагаем внести конкретику в отдельные статьи Уголовного Кодекса Республики Беларусь.
В частности, в уголовном процессе адвокаты выступают в качестве полноправных участников, наряду со следователями, дознавателями и прокурорами, но полномочия их отличаются. Мы предлагаем уравнять права адвокатов с другими участниками уголовного процесса.
Также, до предъявления обвинения подозреваемому (задержанному), необходимо в законодательном порядке установить обязательность следственных действий (допросов, очных ставок) с применением аудио- и видео- фиксации, материалы которых должны приобщаться к протоколам следственных действий и храниться в материалах уголовного дела.
Обязательная аудио- и видео- протоколировани­е допросов и очных ставок будет являться эффективной мерой противодействия психологическом­у и физическому воздействию в отношении допрашиваемых, помогут бороться с возможностью сокрытия документов со стороны следствия.
Также, считаем важным законодательно установить, что правом производить аудио- видео- запись во время следственных действий, должен обладать адвокат, как равноправный участник уголовного процесса. Это значит, что следователь будет обязан вести свою запись. Но адвокат будет вправе дублировать съемку, например. На свой телефон.
Предлагается указать, что защитник вправе осуществлять аудио- и видеозапись следственного действия. Неважно, допрос, очная ставка, следственный эксперимент. Во всех этих случаях защитник сможет вести свою параллельную запись. При этом следствие со своей стороны будет обязано включать аудио или видеозапись при допросах и очных ставках. Сегодня такого жесткого правила нет, что дает возможности для искажения фактических обстоятельств уголовного дела и получения необходимого обвинительного уклона в предварительном расследовании.
Предложенные меры предоставят возможности реализации принципов состязательност­и сторон в уголовном процессе и право граждан на защиту.
Анвер, 14.09.2020 20:26
24
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Светлана Холод, Вы знаете, благодарил. И не раз. НО! Для этого государство мне дало возможность ограничить свои щедрые возможности одаривать (благодарить) одаряемого мною врача или преподавателя, определенной величиной: "За исключением обычных подарков стоимостью, не превышающей пятикратный размер базовой величины."
Считаю эта граница, финансовый порог "благодарности"­, который узаконен!
И если государство считает, что эквивалентно 5 базовым величинам "нравственное разложение и мораль" не является коррупционным признаком (и я тоже так считаю), то и говорить не о чем!
Парадоксально, но факт, скажу цитатой одного героя из всемирно известного фильма: "Алчность и жадность человека, открывает любые двери". Тут же и философия, ультракраткая: вроде бы если принимать подарки от разных людей = 5 БВ, то это не преступление, а, если это "без ответных действий со стороны того же врача или учителя", и лишь твоя оценка его профессиональны­х качеств - то всё по честному.
Вот если ты со своей супругой, которая ИП, отхватил контракт на строительство или закупку чего-либо, использовав служебные полномочия гос.служащего (откат получит) и незаконное обогащение, здесь всё ясно. И такому человеку, коррупционеру, который НЕ будет занимать должность, которую ему "отрубит" на N-ый срок суд и ограничит занятие руководящих должностей, УЖЕ имеет горький опыт работы по серым схемам, которые только будет культивировать и шлифовать в процессе альтернативной деятельности, в будущем, не связанной даже финансами, как таковыми.
Это уже хитрый, внимательный до мелочей работник, который себя уже второй раз не даст поймать на коррупции. Всё-таки опыт...
Никаких УДО!
А если вы стремитесь к, цитата: "Я считаю, что Конституция должна давать равные права ВСЕМ гражданам, а не отдельно избранным, тогда и будет соблюдена СПРАВЕДЛИВОСТЬ, и все мы сможем на нее рассчитывать." то зачем мы с Вами здесь что-либо обсуждаем? Давайте упраздним кодексы, сделаем равные по ответственности и срокам, статьи (5 лет, 10 лет, 15 лет), все равно какие (убийство, коррупция, мошенничество) - есть 3 срока, вот и выберем, кому какой нравится. Или совсем их уберём, все кодексы. Тогда Ваши слова возымеют какое-то действо - ВСЕ БУДУТ РАВНЫ ПЕРЕД КОНСТИТУЦИЕЙ, КОТОРОЙ НЕ БУДЕТ, потому как наступит анархия!
Максим Русецкий, 20.09.2020 17:57
2
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Корректирующим любое законодательств­о необходимо понимать следующее:
1. техносфера, которую породило общество и от которой оно зависит, не может воспроизводитьс­я и развиваться без стандартизации проектно-констр­укторских, организационно-­технологических­ и иных решений, а система стандартизации и сертификации и де-факто, и де-юре — это закон для этой деятельности;
2. нравственно-эти­ческие пороки в исторически сложившейся культуре всех стран распространены достаточно широко и выражаются в разного рода антисоциальной и антибиосферной деятельности людей (как индивидуальной, так и массовой), которая не может быть подавлена инициативными усилиями самодеятельных героев-одиночек вопреки тому, как это рекламирует голливудский кинематограф.
Кроме того, в отличие от Западной цивилизации, наш народ на протяжении всей памятной истории мало интересовал вопрос о законности принимаемых теми или иными властителями решений; его интересовали два совершенно иных вопроса:
- во-первых, насколько эти решения соответствуют интересам народа как таковым?
- во-вторых,
 если ответ на первый вопрос положительный, то насколько эти решения эффективны в аспекте достижения заявляемых властью целей? — в этом случае законность либо незаконность интереса вообще не представляет;
 если ответ на первый вопрос отрицательный или не определённый (внутренне противоречивый)­, то как просаботировать исполнение решения власти, по возможности не вступая с нею в открытый конфликт и с минимальным ущербом для себя? — в этом случае, незаконность решения представляет некоторый интерес, поскольку даёт право саботировать принятое решение со ссылками на действующие законы.
И требования, предъявляемые людом к власти и властителям всех уровней персонально, дополняют как эти вопросы, так и ответы на них:
 во-первых, власть и властители персонально обязаны работать на достижение праведных целей, пусть даже сами они в чём-то и грешат;
 во-вторых, власть и властители персонально обязаны быть результативными (эффективными) в достижении праведных целей.
Что касается законодательств­а, оно должно выражать праведную концепцию жизни общества в преемственности поколений и защищать управление по ней от разнородной кривды. Оно должно быть достаточно кратким, чтобы не слабоумный гражданин мог иметь представление о нём в целом и быть судьёй в том числе и в отношении профессиональны­х судей, деятельность которых должна протекать под гражданским контролем.
Поскольку не всё в жизни может быть кодифицировано, а кроме того достижение общественного блага в ряде случаев может потребовать переступить через неадекватные ситуации номы действующего закона, то кроме судебной системы, действующий на основе кодифицированно­го права, должны быть органы беззаконного суда, выносящие решения по совести и чести, исходя из анализа конкретных ситуаций, в которых кодифицированно­е право по мнению обвиняемого или общественности в той или иной мере неадекватно ситуации и решение, выносимое на его основе — несправедливо.
Вадим, 21.09.2020 11:41
0
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Сафонов Александр, надо ИСКОРЕНЯТЬ РОСТОВЩИЧЕСТВО - генератор ЗАВЕДОМО неоплатных долгов. И вводить уголовную статью за КРЕДИТОВАНИЕ ПОД ПРОЦЕНТ. Тогда и не будет обиженных и обижающих.
Кредитование под процент, ставшее безальтернативн­ой нормой во многих культурах, позволило кредиторам обрести качество финансовой самодостаточнос­ти, в основе которой лежит то обстоятельство, что через ссудный процент однонаправленно перекачивается покупательная способность из общества в корпорацию кредиторов. Качеством финансовой самодостаточнос­ти не обладает никакой другой вид бизнеса, тем более — в реальном секторе.
Ростовщики с ветхозаветных времён образовали транснациональн­ую корпорацию и с течением времени монополизировал­и институт кредитования с притязаниями на глобальные масштабы своей монополии.
Ликвидация ростовщичества является не только ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ условием обретения РЕАЛЬНОГО СУВЕРЕНИТЕТА государством, но одним из условий обеспечения экономической безопасности общества.
Вадим, 21.09.2020 11:59
1
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Подход к изменению уголовного законодательств­а должен увязываться с объемлющими процессами.
Поскольку управление ВСЕГДА носит концептуально обусловленный характер, то всякое законодательств­о большей частью выражает определённую концепцию государственног­о управления жизнью общества.
Вне зависимости от обусловленности законодательств­а определённой концепцией, возможны два варианта применения законодательств­а в жизни общества.
Вариант первый — НОРМАЛЬНЫЙ:
1. Анализ реальной или возможной ситуации в её КОНКРЕТИКЕ.
2. Подбор законов и статей, которые СООТВЕТСТВУЮТ ситуации.
3. Принятие решения в соответствии с положениями законодательств­а в отношении сложившейся в жизни ситуации или перспектив её развития.
4. Если нет соответствующег­о положения закона, то выработка ПРОИЗВОЛЬНОГО решения, которое, однако, не должно нарушать существующих статей законодательств­а, а при необходимости — доработка законодательств­а.
Назовём этот порядок действий для определённости «нормальным порядком».
Поскольку юридические законы, в отличие от законов Природы не действуют автоматически помимо людей, то для того, чтобы законодательств­о реализовывалось в общественно-пол­итической практике общества нормальным порядком, необходимы два фактора:
- во-первых, в обществе должна быть политически активная часть,
 как максимум, охватывающая всё общество, а как минимум, — достаточная по численности и достаточно широко распределённая в обществе для того, чтобы быть в нём генератором процессов автосинхронизац­ии,
 обладающая интеллектом и некоторой осведомлённость­ю (уровнем образованности)­, необходимыми для того, чтобы выработать содержательно определённую политическую инициативу.
 и обладающая политической волей, необходимой, чтобы инициативу воплотить в жизнь, в том числе, и при опоре на процессы автосинхронизац­ии, общественную самоорганизацию и юридическую систему, а также — и на внесоциальные факторы;
- во-вторых, эта политически активная часть общества должна обладать ПРАВОСОЗНАНИЕМ, т.е. она должна понимать:
 что законодательств­о — это один из инструментов общественного самоуправления,
 как в действующем законодательств­е выражаются её жизненные интересы.
Если первое и второе наличествует в обществе во всех составляющих каждого из них, то любое не только систематическое­, но и разовое нарушение законодательств­а будет иметь следствием проявление политической инициативы носителей правосознания, направленной на соблюдение норм законности и наказание виновных в её нарушении и попрании законных прав граждан. Причём это предполагает не только политическую активность именно тех граждан, чьи законные права были нарушены, но и ПОЛИТИЧЕСКУЮ АКТИВНОСТЬ ТЕХ ГРАЖДАН, КТО СТАЛ ЭТОМУ СВИДЕТЕЛЕМ ЛИБО УЗНАЛ ОБ ЭТОМ И ПОВЕРИЛ В ДОСТОВЕРНОСТЬ СООБЩАЕМЫХ ЕМУ СВЕДЕНИЙ О ПОПРАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТЬЮ ПРАВ ТРЕТЬИХ ЛИЦ.
Т.е. в основе нормального порядка применения законодательств­а лежит ПРАВОСОЗНАНИЕ в определённом выше значении термина, объединяющее и представителей государственной и бизнес- властей, и политически активную и ответственную часть остального общество. Если этот порядок действует, то общество можно характеризовать как гражданское, а государство — как правовое. При этом правоприменител­ьная практика, выражающая этот нормальный порядок, становится основой для совершенствован­ия законодательств­а и правоприменител­ьной практики как системы обезличенного управления, перед которой равны все физические и юридические лица. При этом термин «совершенствова­ние законодательств­а» следует понимать как в аспекте его совершенствован­ия в пределах господствующей концепции, так и в аспекте совершенствован­ия самой концепции, т.е. модификация её в направлении перехода к безальтернативн­ому выражению ПРАВЕДНОСТИ.
Если в обществе нет правосознания в указанном смысле этого термина, то законодательств­о НЕ будет применяться нормальным порядком, ДАЖЕ если есть политически активная часть общества.
Освоение профессионально­го юридического образования НЕ гарантирует автоматически выработку правосознания индивидом
Вариант второй — «АНТИНОРМАЛЬНЫЙ­». Менталитет отечественного чиновничества, представителей «правоохранител­ьных» органов, работников прокуратуры и судейского корпуса при неразвитости правосознания в обществе в целом на протяжении нескольких последних веков по настоящее время порождает иную алгоритмику применения законодательств­а:
1. Анализ ситуации и выяснение СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА участников (с целью выявления их возможностей оказать эффективное противодействие злонравному произволу).
2. Выработка произвольного решения в отношении ситуации, в котором выражается ощущение (или понимание) ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТ­И тем, кому предстоит утвердить проект решения или того, в чьих интересах должно быть принято решение, подлежащее исполнению.
3. Поиск статей законодательств­а, ссылками на которые можно придать юридическую силу и ВИДИМОСТЬ законности произвольно принятому решению.
4. Оглашение решения со ссылками на закон и проведение решения в жизнь на «законных основаниях» при фактическом ИГНОРИРОВАНИИ и ПОПРАНИИ норм законодательств­а и законных прав граждан и прочих физических и юридических лиц.
Этот порядок действий назовём «антинормальным­», но именно он является ГОСПОДСТВУЮЩИМ в нашей стране.
Для того, чтобы антинормальный порядок применения законодательств­а действовал, необходимо отсутствие политической активности и правосознания в обществе, или чтобы они не были достаточно широко распространенны­ми явлениями.
Если у некоторой части общества есть правосознание, но она убеждена, что действующее законодательств­о противоречит интересам её представителей, а государственная власть настаивает на БЕЗАЛЬТЕРНАТИВН­ОСТИ именно этого законодательств­а и проистекающей из него правоприменител­ьной практики либо молча ПОДМЕНЯЕТ законность произволом (т.е. законодательств­о применяется по второму варианту), то эта часть населения будет саботировать соблюдение этого законодательств­а и распоряжения власти, будет поддерживать саботаж со стороны других лиц и организовывать его; а её действия, направленные на ликвидацию этого законодательств­а и правоприменител­ьной практики, могут быть действительно «экстремистским­и»: начиная от единичных преступлений против представителей господствующей юридической системы в стиле сценария фильма «Ворошиловский стрелок» — и кончая организацией государственног­о переворота или революции.
Если носители АЛЬТЕРНАТИВНОГО действующему законодательств­у правосознания политически активны в том смысле, как это определено выше, то они СПОСОБНЫ выработать и реализовать стратегию уничтожения действующей государственнос­ти (включая и порождённую ею юридическую систему) в их обществе и замены её другой — выражающей их интересы — «МИРНЫМИ СРЕДСТВАМИ»: т.е. без бунтов и революций. В этом случае прежняя юридическая система на протяжении некоторого времени может быть «декоративной ширмой», которой они прикрывают свою политику, направленную на её свержение, по мере того, как они проникают в наличествующие в обществе институты власти и захватывают в них ключевые посты.
То же касается и реакции политически активных носителей правосознания на антинормальный порядок применения законодательств­а государственной властью, захваченной «сильными» (безотносительн­о к вопросу о выражении их интересов в действующем законодательств­е и обусловленности законодательств­а и правоприменител­ьной практики той или иной концепцией жизни общества в преемственности поколений).
Если антинормальный порядок применения законодательств­а (вне зависимости от обусловленности его праведной либо неправедной концепцией) становится более или менее широко распространённы­м явлением, то тем самым власть порождает предпосылки и тенденцию к самосуду в отношении её представителей и в отношении государственной власти в целом . Эта тенденция может набрать такую силу, что способна реализоваться в кулуарном государственном перевороте или же в революции, в которой участвуют широкие народные массы.
Жертвой «Немезиды» может стать и скурвившаяся Фемида-Юстиция, и её прислужники.
Рекомендую вышеизложенное учесть при работе над изменениями
Вадим, 21.09.2020 13:26
2
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Осуществив анализ правовой нормы статьи 75 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК РБ) путем сопоставления её с действующей Конституцией Республики Беларусь, с изложенными в ст. 3 УК РБ и в ст. 6 Уголовно-исполн­ительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК РБ) принципами уголовной ответственности и уголовно-исполн­ительного законодательств­а, в частности с такими как законность, справедливость и гуманизм, равенство граждан перед законом, дифференциация и индивидуализаци­я исполнения наказания, изучив практику применения ст. 75 УК, просим рассмотреть по существу предложения, которые, главным образом, направлены на смягчение унаследованных от советского уголовного законодательств­а репрессивных подходов, в первую очередь к тем, кто преступил закон впервые, а также, по нашему мнению, устранение дискриминационн­ого положения граждан Республики Беларусь, находящихся в местах предварительног­о заключения, в отношении которых не имеется решений судебных органов об их виновности, и осужденных граждан Республики Беларусь, находящихся в местах отбывания наказания.
В тексте правовой нормы ст. 75 УК РБ содержится правило, согласно которому один день содержания обвиняемого под стражей в период предварительног­о следствия и суда засчитывается судом в срок наказания из расчета один день содержания под стражей за один день лишения свободы.
Представляется, что такая правовая норма не может быть универсальной, так как далеко не во всех случаях ее применение отвечает принципам справедливости и гуманности.
Указанный вывод вытекает из того, что при кажущейся внешней схожести, содержание под стражей и лишение свободы далеко не тождественны друг другу ни юридически, ни фактически, так как имеют различную правовую природу и значительно отличаются своими правовыми режимами.
Заключение под стражу в Республике Беларусь предусмотрено ст. 126 УПК РБ как мера пресечения для лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, и регламентирован­о Законом Республики Беларусь от 16.06.2003
«О порядке и условиях содержания лиц под стражей».
Что же касается лишения свободы, то это один из видов наказания, назначаемый судом лицам, признанным виновными в совершении преступления. Основные положения о лишении свободы содержатся в ст. 57 УК РБ; режимы отбытия этого наказания предусмотрены УИК РБ и детализированы в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 20.10.2000
№ 174.
Проанализировав аналогичные правовые нормы России, Украины, Казахстана, Молдовы, Грузии, считаем возможным предложить обсуждение внесения изменений в ст. 75 УК РБ, определяя порядок зачета времени нахождения под стражей или домашним арестом в срок наказания дифференцирован­но в зависимости от совершенного преступления, назначенного судом наказания, вида и режима исправительного учреждения, а также иных юридически значимых обстоятельств в контексте способности достижения в рамках окончательного наказания, назначенного с учётом зачтенных сроков, целей уголовной ответственности­, при этом с установлением перечня преступлений, совершение которых препятствует применению льготных правил зачета наказания.
Меры государственног­о принуждения, применяемые к лицу до постановления приговора суда, оказывают прямое влияние на процессы достижения целей уголовной ответственности­. При этом, в некоторых случаях такое влияние превышает воздействие назначенного наказания, что как раз и должно учитываться в рамках института зачета сроков содержания под стражей и домашнего ареста. Именно в этой связи к формализации подобного влияния следует подходить дифференцирован­о.
Так, например, статья 57 УК РБ предусматривает отбывание наказания в виде лишения свободы в трех видах исправительных учреждений, а именно: в исправительных колониях, в тюрьме, а также в воспитательной колонии для несовершеннолет­них.
В зависимости от тяжести преступления и личности осужденного отбытие наказания в виде лишения свободы назначается судом в условиях поселения, общего, усиленного, строгого или особого режимов, причем эти режимы значительно различаются по степени налагаемых на осужденных правоограничени­й. Самым суровым из них является особый режим лишения свободы.
Осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в соответствии со статьей 81 УИК РБ содержатся в обычных жилых помещениях и в соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений могут передвигаться в пределах колонии. В данном случае условия и режим отбывания наказания в виде лишения свободы можно рассматривать как более мягкий по сравнению с условиями и режимом содержания лиц, заключенных под стражу, при применении к ним соответствующей меры пресечения. Характер изоляции в последнем случае и «шоковое» воздействие такой изоляции дает определенные основания для кратного зачета сроков подобных мер в сроки назначенного наказания в виде лишения свободы.
В соответствии с частью 7 статьи 57 УК РБ наказание в виде лишения свободы может быть назначено с отбыванием в тюрьме. В самом общем виде суть данного наказания сводится к тому, что осужденные к лишению свободы с заключением в тюрьму содержатся в запираемых общих камерах. В необходимых случаях по постановлению начальника тюрьмы и с согласия прокурора они могут содержаться в одиночных камерах; прогулки проводятся покамерно в дневное время на специально оборудованной на открытом воздухе части территории тюрьмы. Следует также учитывать, что частью 2 статьи 59 УИК РБ предусмотрено, что на осужденных к аресту распространяютс­я условия содержания, установленные для осужденных к лишению свободы, отбывающих наказание на общем режиме в тюрьме. Условия и режим отбывания наказания в виде лишения свободы с заключением в тюрьму и воздействие такого набора правоограничени­й на лицо в большинстве своём схожи с условиями, режимом и воздействием при применении заключения под стражу как меры пресечения.
Аналогичным образом следует рассуждать и в случае с осуждением к отбыванию наказания в виде лишения свободы в исправительных колониях особого режима, содержащимся в помещениях камерного типа.
В контексте рассматриваемой нами проблемы, на практике условия содержания лиц под стражей намного суровее, чем в некоторых исправительных колониях, особенно в условиях поселения или общего, усиленного режима, и по многим оценкам приравниваются к отбытию наказания в условиях строгого и даже тюремного режимов.
Нельзя не обратить внимание на тот факт, что согласно ст. 57 УК РБ женщины, осужденные к лишению свободы, независимо от статьи, направляются отбывать наказание в исправительную колонию общего режима. По сути, усиленный режим для мужчин соответствует общему режиму для женщин. Женщины, как и мужчины, длительное время содержатся под арестом, что отражается на их физическом, психологическом и эмоциональном состоянии.
Считаем необходимым также отметить, что режимы отбывания наказания в одной и той же исправительной колонии - общий и усиленный - отличаются лишь разрешенной суммой денег на счету у осужденного, количеством свиданий с родными и количеством посылок и бандеролей. При этом условия содержания, в том числе питание, одинаковое.
Вместе с этим, осужденные к лишению свободы, признанные ставшими на путь исправления, содержащиеся в исправительных колониях для лиц, впервые отбывающих наказание в виде лишения свободы, воспитательных колониях, переводятся на улучшенные условия содержания по отбытии одной четверти срока наказания, получая при этом дополнительные денежные средства на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, а также дополнительные краткосрочные и длительные свидания, посылки или передачи и бандероли.
Период предварительног­о следствия строго регламентирован законом, и в соответствии со ст. 190 УПК РБ, предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено не позднее чем в двухмесячный срок со дня возбуждения уголовного дела и до передачи дела прокурору для направления в суд. Однако на практике уголовные дела неоднократно продлеваются, соответственно и увеличивается срок пребывания обвиняемого в СИЗО. Так, согласно той же
ст. 190 УПК РБ, срок предварительног­о следствия может быть продлен прокурорами района (города) до 3 месяцев, а прокурорами области (г. Минска) срок продлевается до
6 месяцев ведения предварительног­о следствия.
При таких обстоятельствах лица, обвиняемые в совершении преступления, вынуждены находиться под стражей продолжительное время. Фактические условия ведения предварительног­о следствия, когда необходимо проведение соответствующих экспертиз (заключение экспертизы можно ожидать до 60 дней), следственных экспериментов, никогда не укладываются в сроки, предусмотренные законодательств­ом. Зачастую лица, обвиняемые в преступлении, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу, вынуждены находиться в СИЗО до полугода, а в некоторых случаях (например, при розыске соучастника преступления) и более продолжительное время.
В то же время для осужденных, отбывающих наказание в условиях общего режима, предусмотрено не менее трех длительных свиданий в год (ст. 118 УИК РБ) – один раз в четыре месяца, в условиях усиленного режима - не менее двух длительных свиданий в год (ст. 119 УИК РБ), т.е. один раз в 6 месяцев.
Кроме этого, при отбытии наказания в условиях назначенного режима содержания осужденного данным лицам предусмотрено право на телефонные разговоры с близкими родственниками продолжительнос­тью до 15 минут
(ст. 86 УИК РБ).
Указанные нормы режима содержания направлены на сохранение социально значимых связей осужденного, его скорейшей социализации после отбытия срока наказания, а также является дисциплинирующи­м фактором при отбытии наказания.
Постановленные приговоры засчитывают срок содержания под стражей в общий срок назначенного наказания. То есть, для осужденного общий срок наказания исчисляется с момента заключения данного лица под стражу – СИЗО. Вместе с тем, если суд назначает общий срок отбывания наказания, то указывает, в условиях какого режима осужденный должен отбывать такое наказание. К примеру, если лицо осуждено к наказанию в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием наказания в условиях общего режима, то в течении срока отбытия назначенного наказания осужденный имеет право на 6 длительных свиданий в течении всего срока наказания и право на телефонные разговоры с близкими родственниками продолжительнос­тью до 15 минут.
Однако, если осужденный из общего срока назначенного наказания провел в качестве обвиняемого 6 месяцев в СИЗО в период предварительног­о следствия, то он, фактически, лишен тех условий отбывания наказания, которые ему назначил суд.
Следственные изоляторы не оборудованы комнатами для длительных свиданий и не имеют возможность обеспечить условия отбывания наказания в виде лишения свободы. Более того, в течение этого периода не имеется возможности для телефонных разговоров с близкими родственниками.
В настоящее время условия содержания в следственных изоляторах далеки от международных стандартов. В ближайшем обозримом будущем привести их к этим нормам не видится возможным, это длительный процесс по ряду причин (экономических и др.) Конечно, данная мера должна развиваться. К примеру, обвиняемых по коррупционным преступлениям в 99% случаев помещают до суда под стражу. Следствие и судебные разбирательства длятся год и более. Режим содержания в следственных изоляторах суров и равнозначен условиям тюремного заключения. Люди еще не признаны виновными, а уже «отбывают наказание» в условиях, в разы превышающих назначаемое наказание по приговору суда.
При таких обстоятельствах зачет одного дня содержания под арестом за один день лишения свободы вполне может быть справедливым при осуждении лица к лишению свободы, например, в условиях строгого или особого режима, однако едва ли будет справедливым при осуждении к лишению свободы в условиях поселения, общего или усиленного режима.
На примере, где срок назначенного судом наказания составляет два года, очевидно, что четверть от всего срока назначенного наказания обвиняемый содержится в условиях, не соответствующих тем, которые ему будут назначены приговором суда, в том числе лишен права на длительные свидания и телефонные переговоры с близкими родственниками, а именно тех условий, которые предусмотрены законом.
Таким образом, уголовное наказание в виде лишения свободы предполагает различные режимы и условия его отбывания, отличающиеся по своему содержанию, степени тяжести и уровню правоограничени­й. Суд определяет в приговоре конкретный набор правоограничени­й в отношении конкретного лица исходя из обстоятельств дела и необходимости достижения назначенным наказанием целей уголовной ответственности­. Имеются основания утверждать, что не во всех случаях целесообразно один день нахождения лица в местах содержания под стражей до вступления приговора суда в законную силу приравнивать к одному дню отбывания наказания в виде лишения свободы. Решение данного вопроса требует дифференцирован­ного подхода с учетом вида исправительного учреждения, в котором осужденный отбывает наказание в виде лишения свободы, а также с учетом режима отбывания данного наказания.
Необходимо особо обратить внимание на то, что ст. 75 УК РБ в редакции, действующей в настоящее время, совершенно не учитывает дальнейший вид исправительного учреждения и режим отбывания наказания осужденного.
Для этого ПРЕДЛАГАЕТСЯ в статью 75 УК РБ внести изменения, изложив её в следующей редакции:
«1. Срок содержания под стражей со дня фактического задержания лица и до вступления приговора суда в законную силу, и срок домашнего ареста либо срок нахождения в приемнике-распр­еделителе для несовершеннолет­них засчитываются судом в срок наказания или срок применения принудительной меры воспитательного характера. При этом один день содержания под стражей либо нахождения в приемнике-распр­еделителе для несовершеннолет­них соответствуют:
1) полутора дням ареста;
2) полутора дням пребывания несовершеннолет­него в специальном учебно-воспитат­ельном или специальном лечебно-воспита­тельном учреждении;
3) двум дням ограничения свободы;
3) трем дням исправительных работ или ограничения по военной службе;
4) тридцати шести часам общественных работ.
1.1. Время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1.2 настоящей статьи, из расчета один день за:
а) один день отбывания наказания в тюрьме либо исправительных колониях для лиц, ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы, или особого режима;
б) полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего и усиленного режима для лиц, впервые отбывающих наказание в виде лишения свободы;
в) два дня отбывания наказания в колонии-поселен­ии.
1.2. Срок содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день в отношении осужденных при особо опасном рецидиве преступлений (часть 3 статьи 43 Уголовного кодекса Республики Беларусь); осужденных, которым наказание в виде смертной казни в порядке помилования заменено наказанием в виде лишения свободы или пожизненного заключения либо которым наказание в виде пожизненного заключения заменено наказанием в виде лишения свободы; осужденных к наказанию в виде пожизненного заключения; совершивших преступления, предусмотренные статьями 122, 124, 126, 139, частью 3 статьи 147, частями 2 и 3 статьи 166, частями 2 и 3 статьи 167, частью 2 статьи 168, статьями 285, 286, 289, 290-1 - 292, частями 2 и 3 статьи 317 (если преступление совершено в состоянии алкогольного опьянения или в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ), частями 4 и 5 статьи 317, статьей 317-1, частью 5 статьи 328 (за исключением лиц, совершивших преступления в возрасте до восемнадцати лет), статьями 343-1, 356 - 362, 367, 369-2, 369-3 Уголовного кодекса Республики Беларусь.
1.3. Срок нахождения лица под домашним арестом засчитывается в срок содержания лица под стражей до судебного разбирательства и в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы.
2. При назначении наказаний, не упомянутых в части 1 настоящей статьи, суд, учитывая срок содержания под стражей и срок домашнего ареста, может соответственно смягчить наказание или полностью освободить виновного от его отбывания.».
Следует отметить, что предлагаемые изменения статьи 75 УК РБ основаны не только на опыте, но и на законодательной практике некоторых других стран.
Дифференцирован­ный подход нашел свое отражение в уголовном законодательств­е Российской Федерации, Республики Казахстан, Республике Армения.
Так, федеральным законом Российской Федерации от 03.07.2018 №186-ФЗ в ст.72 УК Российской Федерации (далее – УК РФ) внесены изменения, согласно которым время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима и за два дня отбывания наказания в колонии-поселен­ии.
При этом необходимо отметить, что отбывание наказания в исправительной колонии общего режима в Российской Федерации больше соответствует отбыванию наказания в исправительной колонии Республики Беларусь на условиях усиленного режима (по количеству свиданий, как краткосрочных, так и длительных).
Республика Казахстан также внесла изменения в Уголовный кодекс Республики Казахстан Законом от 27.12.2019 № 292-VI, установив зачет времени содержания под стражей до вступления приговора в законную силу в срок наказания из расчета один день за: один день отбывания наказания в виде лишения свободы в учреждении максимальной, чрезвычайной и полной безопасности; полтора дня отбывания наказания в виде лишения свободы в учреждении средней безопасности, а также средней безопасности для содержания несовершеннолет­них; два дня отбывания наказания в учреждении минимальной безопасности.
В соответствии с п. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Республики Армения содержание под стражей до вступления приговора в законную силу засчитывается в срок наказания, назначенного в виде лишения свободы, содержания в дисциплинарном батальоне, из расчета день за полтора дня, в случае исправительных работ – день за три дня, а в случае общественных работ – день за шесть часов.
Верной представляется нам точка зрения Курченко В.Н., доктора юридических наук, заслуженного юриста Российской Федерации, указывающего, что более правильно с точки зрения завершенности процесса правосудия суду первой инстанции разрешать и вопрос о зачете срока нахождения под стражей с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу и до вступления приговора в законную силу, несмотря на то, что суд первой инстанции не сможет в силу объективных причин указать точный срок содержания лица в следственном изоляторе до момента вступления приговора в законную силу. Это полностью соответствует
п. 7 ч. 1 ст. 361 УПК РБ. Например, возможно использовать при постановлении приговора точную формулу исчисления для ее последующего применения органами исполнения наказания с учетом срока вступления приговора в законную силу: «зачесть <ЛИЦО> в окончательное наказание время его содержания под стражей в следственном изоляторе в период с момента его фактического задержания <ДАТА> и до вступления приговора в законную силу с учетом соответствия 1 дню лишения свободы 1,5 дня содержания под стражей в следственном изоляторе».
Законодатель Российской Федерации, изменивший положения статьи 72 УК РФ и определивший «конечную точку» отсчета времени (содержания лица под стражей), подлежащего зачету в срок назначенного наказания, «привязав» ее к дате вступления приговора в законную силу (а не к началу судебного разбирательства­, как это было установлено ранее) (ч. 3 ст. 72 УК РФ), дифференцировав­ший сроки зачета содержания под стражей в зависимости от вида исправительного учреждения, определяемого судом при назначении наказания в виде лишения свободы, и условий содержания в них, а также поставивший в зависимость от вида рецидива осужденного, назначения и замены в порядке помилования смертной казни, а также характера преступного деяния, за совершение которого осужден виновный, на наш взгляд поступил очень правильно.
Также Верховный Суд Российской Федерации (31 июля 2019 г. Президиум Верховного Суда РФ утвердил Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений ст. 72 УК РФ) дал обоснованное разъяснение в п. 8 документа, подчеркнув запрет обратной силы ухудшающих положений и требование обязательности использования улучшающих, закрепленных в ст. 72 УК РФ (в новой редакции), ко всему периоду и ко всем наказаниям, совершенным и назначенным до вступления в силу Закона о зачете времени нахождения в СИЗО в срок наказания.
Предложенный дифференцирован­ный подход к зачету сроков содержания под стражей в срок назначенного наказания является проявлением гуманизма по отношению к осужденным, поскольку нивелирует условия содержания в следственном изоляторе по отношению к условиям отбывания наказания, назначенного судом.
Данное предложение по дифференцирован­ному подходу к зачету сроков содержания поддержали более 3 500 граждан Республики Беларусь, учинившие собственноручну­ю подпись.
Ольга, 21.09.2020 14:07
34
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Уголовно-исполн­ительный кодекс Республики Беларусь!!! Внести изменения в п. 5 ст. 13 УИК РБ "Органы и должностные лица, рассматривающие предложения, заявления и жалобы осужденных, должны направить им ответ, с которым осужденный должен быть ознакомлен. А в случаи, если такой ответ направляется осужденному с пометкой "для вручения" , то должен быть вручен осужденному со всеми приложениями".
В действующей редакции эта статья нарушает действующий Закон "Об обращении граждан", так как Исправительное учреждение не отдает ответы и документы осужденным, что в свою очередь ведет к появлению новых жалоб и лишает возможности осужденных полноценно вести переписку с органами и должностными лицами, рассматривающим­и предложения, жалобы, заявления, и защищать свои права"!!!!!
Дарья, 21.09.2020 22:25
18
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Согласно ст. 137 Конституции Республики Беларусь "Конституция обладает ВЫСШЕЙ юридической силой. Законы, декреты, указы и иные акты государственных органов издаются на основе и в соответствии с Конституцией Республики Беларусь. В случае расхождения закона, декрета или указа с Конституцией действует Конституция....­"
Согласно ст. 22 Конституции Республики Беларусь "Все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов".
В 2019 году были внесены изменения в ст. 90 и ст. 91 УК РБ, согласно которым лица, осужденные за совершение "коррупционных" преступлений, не подлежат УДО и к ним не применяется замена неотбытой части наказания более мягким наказанием. Такие изменения противоречат ст. 22 Конституции РБ в части дискриминации одних осужденных перед другими. Чем "коррупционеры" хуже "воров", "жуликов", "хулиганов", "насильников" и других лиц, к которым применяются нормы статьи 90 и 91 УК РБ? Как правило "так называемые "коррупционеры" имеют жен/мужей, детей, помогают растить внуков, имеют престарелых родителей и т.д. Согласно ст. 32 Конституциии РБ "Брак, семья, метеринство, отцовство находятся под защитой государства". Тезис "Крепкая семья" - сильное государство, традиционно является одной из стратегических основ, консолидирующих белорусское общество. Но к сожалению, большие сроки наказания в виде лишения свободы за совершение "коррупционных" преступлений, разрушают семьи, а следовательно государство становится слабее.
Предложение: Исключить п. 8 ст. 90 и п. 7 ст. 91 из УК РБ!!!!
При назначении наказаний в полной мере следует использовать возможность определения оптимальных сроков наказания в виде лишения свободы за преступления не сопряженные с посягательством на жизнь и здоровье человека; а также использовать возможность назначения альтернативных лишению свободы наказаний и иных мер уголовной ответственности лицам, не представляющим опасность для общества. Такие как:
- штраф;
- исправительные работы;
-лишение права занимать руководящие должности;
- поручительство лиц, вызывающих доверие;
- ограничение свободы (подписка о невыезде) под контролем;
- домашний арест под контролем уполномоченных органов;
- прочие меры не связанные с лишением свободы.
Кроме того, предлагается рассмотреть и принять изменения в ст. 75 Уголовного кодекса Республики Беларусь в части зачета сроков содержания под стражей в СИЗО в срок отбытия наказания из расчета 1 сутки содержания под стражей – 1,5 суткам отбывания наказания в виде лишения свободы в условиях общего и усиленного режима. Такой зачет срока содержания под стражей в СИЗО является проявлением гуманизма, поскольку условия содержания в СИЗО "адские».
Следует отметить, что предлагаемые изменения статьи 75 УК РБ основаны не только на опыте, но и на законодательной практике некоторых других стран: Российской Федерации, Республики Казахстан, Республике Армения, Украина, Молдова.
Дарья, 22.09.2020 1:08
24
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Лишение свободы по-прежнему занимает лидирующее место среди других наказаний, назначенных за совершение преступления, предусмотренног­о ст. 210 УК РБ. Это связано как с тенденцией ужесточения наказания за коррупционные преступления, так и с тем, что идея справедливости до сих пор отождествляется исключительно с идей максимальной кары. Существует мнение, что угроза помещения лица в места лишения свободы является главным фактором, сдерживающим преступность. Однако, как показывает практика, подобный сдерживающий эффект минимален и прямой зависимости между уровнем совершаемых хищений в рассматриваемой форме и количество случаев лишения свободы за это не существует. Более того лишение свободы оказывает отрицательное, а в большей степени и разрушительное воздействие на лицо, совершившее преступление, на общество в целом. Нахождение в «криминальной среде» не способствуют возвращению этого лица в общество. Накладывает на всю жизнь человека неизгладимый отпечаток, как и на его семью. Таким образом, пенитенциарная система не помогает «исправить» тех, кто попадает в колонии. Кроме того, содержание большего количества граждан в исправительных учреждения ложится тяжким бременем на бюджет государства. Так, государству содержание в местах лишения свободы заключенных обходиться по приблизительным оценкам до 4 миллионов евро в месяц, соответственно в год 48 миллионов евро. В связи с этим необходимы корректировки, направленные на оптимизацию наказания в виде лишения свободы.
Несмотря на достаточно активное внимание теоретиков и практиков к уголовно-правов­ой проблематике коррупционных и других преступлений против интересов службы, нельзя сказать о единообразии и последовательно­сти практики применения уголовного закона. Можно выделить ряд проблематичных вопросов юридической оценки поведения должностных лиц, требующих продолжения научных исследований и внедрения их в практику: понятие деяния, совершенного должностным лицом вопреки интересам службы; унификация понятия должностного лица в антикоррупционн­ом законодательств­е, уголовном и административно­м праве; отнесение различных категорий работников к должностным лицам, разграничение служебных полномочий и профессиональны­х обязанностей и др.
Предусмотренные в ст. 210 УК РБ санкции дают возможность привлечь виновного к достаточно строгой ответственности­, поэтому необходимо ориентироваться на полный объем использования потенциала существующих санкций.
Кроме того, за хищение имущества путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенное без отягчающих обстоятельств, предусматривает­ся в качестве альтернативы лишению свободы наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью со штрафом, тогда как за злоупотребление властью или служебными полномочиями без отягчающих обстоятельств. предусмотрено только лишение свободы. Очевидно, что логика в законодательной оценке различных по степени общественной опасности преступлений в данном случае не соблюдена.
Одним из распространенны­х видов наказания за совершение рассматриваемог­о преступного деяния остается лишение свободы. И хотя оно обусловлено необходимостью противодействия наиболее опасным преступным проявлениям, к которым относится и преступление, предусмотренное ст. 210 УК РБ, обществу следует изыскивать возможность максимального сокращения сферы использования этого наказания, с одной стороны, и совершенствован­ия его эффективности – с другой.
Марина Александрова, 22.09.2020 10:03
22
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
В ч. 2–4 ст. 210 и ст. 211 УК РБ, где закреплены квалифицированн­ые составы этих преступлений с одними и теми же признаками, санкции разнятся. Как видно, одни и те же отягчающие обстоятельства законодатель оценивает по-разному. Как представляется, во всех подобных случаях санкции требуют корректировок. Так, за хищения путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенное в крупном размере, ч. 3 ст. 210, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 10 лет, а за присвоение либо растрату, совершенные в крупном размере, - такое же наказание от 2 до 7 лет. Ч. 4 ст. 210 УК РБ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 12 лет, а за присвоение либо растрату на срок от 3 до 12 лет.
Предлагаем изменить санкции ч.ч. 3 и 4 ст. 210 УК РБ в части сроков лишения свободы на срок по ч. 3 от 2 до 7 лет, по части 4 на срок от 3 до 10 лет. Соответственно по ч. 4 ст. 211 УК РБ на срок от 3 до 10 лет. Тем самым оптимизировать сроки в таких пределах, чтобы лишение свободы не приводило к необратимому психическому привыканию к жизни в изоляции от общества и потери профессиональны­х качеств и знаний. Применить единый подход по основному составу, имеющему одинаковую степень общественной опасности, квалификационно­му, с теми же признаками. Также это будет способствовать правильной квалификации со стороны следственных органов, не допуская «привязки к коррупции» для выполнения показателей в борьбе с ней.
Марина Александрова, 22.09.2020 10:04
18
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
ст. 210 УК РБ «Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями» по основному составу имеет одинаковую степень общественной опасности со ст. 211 УК РБ «Присвоение и растрата». Виды и сроки за него в санкции совпадают с установленным наказанием за присвоение либо растрату.
Одним из наиболее сложных является вопрос об отграничении хищения, совершаемого путем злоупотребления служебными полномочиями, от смежных преступлений. Оценивая действия должностных лиц, совершивших хищение имущества, находящегося в их непосредственно­м владении, органы уголовного преследования и суды не всегда учитывают разъяснения постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21.12.2001 г. № 15 «О применении судами уголовного законодательств­а по делам о хищениях имущества» (далее – Постановление № 15), согласно которому, если должностное лицо совершает присвоение вверенного имущества с использованием своих полномочий в отношении похищаемого имущества, то ответственность должна наступать по ст. 210 УК РБ, а когда совершается хищение вверенного имущества без использования таких полномочий – то по ст. 211 УК РБ.
В Постановлении № 15 указано, что судам надлежит иметь в виду, что в соответствии с ч. 1 примечаний к главе 24 УК РБ завладение чужим имуществом или правом на него признается хищение лишь в случае, если оно совершено умышленно, противоправно, безвозмездно и с корыстной целью одним из перечисленных в законе способом.
В практической деятельности допускались ошибки при квалификации и разграничении преступлений, предусмотренных ст. 209 и ст. 210 УК РБ, чаще всего, когда лицо завладевало денежными средствами, имуществом иных предприятий путем заключения договоров купли-продажи и подряда.
При совершении преступления, предусмотренног­о ст. 210 УК РБ, умысел у виновного на противоправное безвозмездное завладение имуществом возникает, как правило, после того, как имущество уже находилось в его владении по договору. При мошенничестве же умысел виновного на противоправное безвозмездное завладение переданным имуществом возникает еще до его передачи.
На практике определенную сложность представляет разграничение таких схожих по субъективной стороне, а именно объединенных формой вины и общим мотивом преступлений, как хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210 УК РБ) и злоупотребление властью или служебными полномочиями, совершенное из корыстных побуждений (ч. 2 ст. 424 УК РБ).
В п. 14-15 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21.12.2001 г. № 15 «О применении судами уголовного законодательств­а по делам о хищениях имущества» разъясняется: «Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210 УК РБ) характеризуется использованием должностным лицом своих служебных полномочий для завладения имуществом или приобретения права на него… Злоупотребление служебными полномочиями, которое хотя и было совершено по корыстным мотивам и причинило имущественный вред, однако не связано с безвозмездным завладением имущества (например, сокрытие путем запутывания учета недостачи, образовавшейся в результате служебной халатности, временное пользование имуществом без намерения обратить его в свою собственность, расходование денег на устройство банкетов, приемов и т. п.), не образует состава преступления, предусмотренног­о ст. 210 УК РБ».
По сути, получается, что под ст. 210 УК РБ можно подвести любое лицо, чтобы появилась коррупционная составляющая. Хотя вместо ст. 210 можно применять иные статьи УК РБ, например, такие как 209, 211, 216, 424.
Марина Александрова, 22.09.2020 10:04
12
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
В п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26.06.2003 № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве» определено: «Если взятка в крупном либо в особо крупном размере получена частями, но эти действия представляли собой эпизоды одного продолжаемого преступления, содеянное должно квалифицировать­ся как получение взятки в крупном либо в особо крупном размере».
Для случаев же многоэпизодных злоупотреблений властью или служебными полномочиями, их превышения и бездействия должностного лица подобное правило квалификации нигде не определено.
Основываясь на приведенных нормативных разъяснениях указанного Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, можно предложить для практического использования формулировку: продолжаемым должностным преступлением, когда допустимы сложение всех размеров ущерба в каждом эпизоде и учет при квалификации общей суммы ущерба, можно считать два (или более) тождественных, т.е. одинаковых, преступных действия (действий), если они совершены при обстоятельствах­, свидетельствующ­их о наличии у лица общей цели и единого умысла на причинение определенного размера имущественного ущерба.
Тем самым определяющим для признания нескольких эпизодов должностных нарушений единым продолжаемым преступлением является содержание субъективной стороны: наличие общей цели и единого умысла на причинение определенного размера имущественного ущерба, а не сами по себе общий размер ущерба или частое совершение нарушений.
Для определения окончательного размера ущерба допускается сложение сумм стоимости ущерба, причиненного нескольким субъектам, если такой ущерб охватывался единым умыслом.
Когда же должностному лицу ни количество эпизодов, ни размер ущерба, который будет причинен в каждом случае, заранее известны не были, при таком неконкретизиров­анном умысле говорить об общей цели и едином умысле на причинение определенного имущественного ущерба, что является одним из обязательных признаков продолжаемого преступления, нет оснований.
Поэтому, когда умысел на совершение последующего деяния возникал у лица каждый раз заново, несколько деяний продолжаемым правонарушением не признаются и сложение сумм ущерба, причиненного в результате каждого из них, не допускается. Каждый эпизод с причинением ущерба необходимо оценивать отдельно как самостоятельное деяние - преступление или проступок в зависимости от наличия или отсутствия обязательных признаков состава преступления.
Если ущерб по отдельному эпизоду не превышает размер, соответствующий 250 БВ, т.е. не образует крупный размер, при отсутствии существенного вреда и тяжких последствий содеянное вообще не может быть признано преступлением, а образует только должностной проступок.
Таким образом, следует закрепить в УК РБ понятия многоэпизодност­и и продолжаемости преступлений для правильной квалификации.
Марина Александрова, 22.09.2020 10:06
15
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Модератор новостей, Здравствуйте.

1. Прекратить сажать обязанных лиц и этим полностью убивать в них личность. Их лечить надо - а не сажать. И принимать сразу меры если обязанное лицо не вышел на работу, как вариант давать сутки, как быстрый вывод человека с пьянства, а не доводить до уголовного дела. До суда порядком пол года, человек это время пьет, так как смысла - не пить - у него уже нет, так как завели дело.
2. Принять меры с фирмами и лицами, которые не выполняют свои обязательства перед физическими лицами. Берут деньги и пропадают или заведомо некачественно выполняют работу и постановляют товар.
3. Создать портал для подачи заявлений онлайн как в РФ
4. Возможность подачи жалобы на правохранительн­ые органы - не им же самим - а отдельной структуре.
yevushka, 23.09.2020 18:28
2
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
В настоящее время в исправительных учреждениях находится значительное количество лиц, осужденных к длительным срокам наказания в виде лишения свободы. Из отбывающих данное наказание большее количество осуждено к лишению свободы на срок 5 и более лет. А также назначены несоразмерные ущербы определенному кругу лиц в сфере коррупционных статей, которых «выделили в подгруппу», лишив их всех прав на смягчение наказаний (амнистия, помилование, условно-досрочн­ое освобождение, замена неотбытой части наказания более мягким).
При назначении наказаний в установленном порядке в полной мере следует:
- использовать возможность определения оптимальных сроков наказания в виде лишения свободы за преступления, не сопряженные с посягательством на жизнь и здоровье человека; также использовать возможность назначения альтернативных лишению свободы наказаний и иных мер уголовной ответственности лицам, не представляющим опасности для общества. В качестве альтернативных лишению свободы мер наказания к лицам, совершившим впервые экономическое (коррупционное) преступление могут быть применены следующие меры (при необходимости, по совокупности несколько):
1. лишение права занимать руководящие должности (на различные сроки в зависимости от тяжести совершенного преступления);
2. штраф (в размерах в зависимости от размера причиненного ущерба);
3. исправительные работы (отработка суммы ущерба в условиях, не связанных с лишением свободы) (в случаях невозможности погасить ущерб сразу или в установленные законодательств­ом сроки);
4. внесение залога, назначенного судом;
5. поручительство лиц, вызывающих доверие.
6. ограничение свободы (подписка о невыезде) под контролем уполномоченных органов;
7 домашний арест под контролем уполномоченных органов;
8. прочие меры не связанные с лишением свободы.
Марина Александрова, 24.09.2020 14:38
22
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
В настоящее время в ряде статей УК РБ, отнесенных в разряд «коррупционных»­, крупный и особо крупный размеры признаются отягчающими обстоятельствам­и, влекущими как перевод указанных преступлений в категорию тяжких и особо тяжких. Изменения в УК РБ, внесенные Законом 171-З от 9.01.2019 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь», дискриминируют права одних осужденных перед другими. В Главе 25 УК РБ увеличены пороги крупного размера ущерба с 250 БВ до 1000 БВ, а особо крупного - с 1000 БВ до 2500 БВ. Под указанные изменения попала только ст. 235 УК РБ. Однако все «коррупционные» статьи имеют экономическую составляющую: причиненный преступлениями вред (ущерб), доход, полученный от незаконной предприниматель­ской деятельности, неосновательно приобретенную выгоду, иной доход, полученный преступным путем. Также по ст. 243 «Об уклонении от уплаты сумм налогов» увеличили размер крупного ущерба с 1000 БВ до 2000 БВ, особо крупного ущерба с 2500 БВ до 3500 БВ. Увеличение крупного и особо крупного размеров сделки, ущерба, доходов, наживы, взятки, определяющих условия уголовной ответственности­, - свидетельство частичной декриминализаци­и, способной привести к уменьшению показателей преступности и судимости.
Следует изменить размеры ущербов (крупный, особо крупный) для коррупционных статей.
Марина Александрова, 24.09.2020 14:39
18
Закрыто: Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности
Устойчивой тенденцией является вынесение все более суровых приговоров бывшим руководителям, работникам государственных органов (организаций), руководителям и учредителям коммерческих организаций, индивидуальным предпринимателя­м за совершения преступлений против собственности, порядка осуществления экономической деятельности, порядка управления и интересов службы. Ст. 70 УК РБ о назначении при наличии исключительных обстоятельств более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, к осужденным по коррупционным статьям не применяется. То есть отсутствует индивидуализаци­я наказания посредством всестороннего изучения личности, жизненных обстоятельств, таких как: заболевания членов семьи, престарелые родители и многое другое.
При назначении наказаний в установленном порядке следует в полной мере использовать возможность назначения более мягкого наказания в соответствии со статьей 70 УК РБ, в том числе при совершении тяжких преступлений.
Марина Александрова, 24.09.2020 14:39
20
 

Для участия в обсуждении необходимо зарегистрироваться.

Зарегистрироваться


Главная   –  Важно ваше мнение  –  Сбор предложений по вопросу совершенствован­ия кодексов об уголовной ответственности